Поиск



Счетчики









X. Хартманн. "Эго-психология и проблема адаптации"

Рассмотрение каждого врожденного механизма как инстинктивного влечения противоречило бы концепции инстинктивного влечения, как она обыкновенно используется в психоанализе, и заранее предполагало бы более широкую концепцию (эрос-танатос), согласно которой инстинктивное влечение вступает в координацию с каждым физиологическим процессом. Однако такая концепция скорее обходила бы, чем объясняла особое положение этих аппаратов. Строго говоря, нет никакого эго до дифференциации эго и ид, но также нет и никакого ид, так как оба они — продукты дифференциации28. Мы можем рассматривать в качестве врожденных аппаратов эго те аппараты, которые после этой дифференциации недвусмысленно находятся на службе эго. Я опять хочу подчеркнуть, что раз мы предполагаем наличие врожденных аппаратов эго, наше представление о целенаправленности — которое всегда было неустойчивым — также изменяется: адаптация лишь частично приобретается заново каждым поколением и определенно не все вытекает из инстинктивных влечений29.

28 Эта мысль более полно развита в "Comments on the Formation of Psychic Structure (with Ernst Kris & Rudolph M. Loewenstein)". The Psychoanalytic Study of the Child. 2:11—38. New York: International Universities Press, 1946.

Тот факт, который я уже подчеркивал, что новорожденный младенец обладает лишь немногими функциями, будет выдвигаться в качестве аргумента против этих соображений. В ответ я должен указать на то, что процессы созревания не завершены ко времени рождения и имеет место рост в смысле созревания также вне материнского тела. Это созревание, хотя во многих областях мы мало что о нем знаем, должно признаваться в качестве независимого фактора вдобавок к обучению посредством опыта, памяти, упражнения, автоматизации, идентификации и других механизмов. Процессы созревания и обучения могут экспериментально различаться посредством "метода совместного контроля близнецов", введенного Гезелл и Томпсон (1929): одного из однояйцовых близнецов обучают выполнению задачи, в то время как другого — контрольного — нет; позднее контрольного близнеца подвергают тому же процессу обучения, и результат созревания выводится из выигрыша во времени при обучении. Может быть полезно различать три разновидности эволюционных процессов: те, которые протекают без какого-либо существенного и специфического влияния внешнего мира; те, которые координируются типическими переживаниями (то есть те, спусковой механизм которых приводится в действие средне ожидаемыми ситуациями окружающей среды, как мы уже говорили); и наконец те, которые зависят от атипических переживаний. Сам ход созревания частично является конституциональным свойством. Это хорошо установленный факт в органическом созревании. Например, пути между старой и новой частями головного мозга еще не функционируют (еще не миелинизированы) во время рождения, также еще не завершено созревание моторных путей; контроль опорожнения кишечника предполагает в качестве предварительного условия созревание и т.д. Мы уже признали влияние процессов созревания также на последовательность фаз либидо. Даже разница в воздействии переживаний в некоторой степени зависит от уровня организации, на котором с ними сталкиваются, то есть от процессов созревания. Мы уже говорили о процессах созревания, хотя не использовали этот термин, когда обсуждали эвристические возможности и ценность психоанализа по отношению к развертыванию конституциональных данных. Рассматривая тесную взаимосвязь между физиологическим и психическим, как мы ее понимаем, оправданно предполагать также процессы психического созревания, хотя здесь более трудно продумать до конца последствия этого предположения, чем в физиологической сфере. Во многих случаях функции эго несомненно прямо зависят от физиологических процессов созревания. Однако продолжение этой линии рассуждения вовлекло бы нас в психологическую проблему, которой я не хотел бы здесь касаться.

29 Cp."The Mutual Influences in the Develpment of Ego and Id". The Psychoanalytic Study of the Child, 7:9—30. New York: International Universities Press, 1932.

Мы знаем, что процессы созревания не целиком недоступны для воздействий окружающей среды. Однако они являются независимыми факторами, которые как до, так и после рождения последовательно приводят в действие аппараты новорожденного и определяют, по крайней мере грубо, ритм эволюционных процессов. Таким образом, не все улучшения в адаптации происходят из опыта. Но мы должны отметить, что медленное созревание человека связано с продлением срока родительской заботы; в этой связи я напоминаю о принципе ретардации* Болка. Типические отличия в скорости созревания различных функций приводят у человека к типическим конфликтам; например, типическая неспособность незрелого эго обеспечить удовлетворение влечений является одной из причин, почему инстинктивные влечения переживаются как опасности (о других причинах см. ниже). Здесь антитезой созреванию является обучение (ср. Коффка, 1924), первостепенную значимость которого для человека мы неоднократно подчеркивали. Недостаточно того, что аппараты обладают потенциальной способностью к адаптации; их специфические действия должны быть разучены, то есть должны быть адаптированы. Мы до сих пор не уверены относительно роли условных рефлексов в этом процессе, но неправдоподобно, чтобы из них могли быть получены все функции разума (см. Шильдер (1935); Кьюби (1934) относительно взаимоотношений между психоанализом и теорией условных рефлексов). Способность к обучению также, по-видимому, частично определяется конституциональными предрасположениями, которые были описаны как гибкие по контрасту с теми предрасположениями, которые не подвержены изменению посредством обучения.

Давайте теперь вернемся к унаследованным аппаратам эго в частности и к унаследованным характеристикам эго в целом. Фрейд (1905b) довольно рано предположил, что сексуальные задержки обусловлены не одним лишь воспитанием, но так-же действием определенных врожденных аппаратов: "В действительности это развитие (сексуальных задержек) обусловлено органически, зафиксировано путем передачи по наследству и иной раз может наступить без всякой помощи воспитания" (р.177 —178). Лишь недавно Фрейд провел несколько более подробное обсуждение врожденных характерных черт эго, предполагая, что индивидуальный выбор из различных возможных защитных механизмов определяется конституциональным фактором: "Не будет никакой мистической переоценки наследственности, если мы сочтем правдоподобным, что в еще не существующем эго уже заложены его последующие линии развития, наклонности и реакции" (1937, р.343 —344).

* Ретардация (от лат. retardatio) — замедление. — Прим. русск. псрев.

Недавние исследования достаточно ясно показывают, что уровень и направленность даже интеллекта (чья роль в задержке моторной разрядки и в выполнении общей функции торможения нам известна), по крайней мере частично, определяются унаследованными предрасположенностями. Все упомянутые здесь аппараты поступают на службу эго в ходе индивидуального развития. С этой выгодной позиции мы можем достичь нового взгляда на проблему первичного антагонизма эго по отношению к инстинктивному влечению, который был высказан Анной Фрейд (1936). Так как многие аппараты эго являются тормозящими и достижения эго определяются не только мобильными наклонностями эго, но также аппаратами эго, из этого следует, что "недоверие эго к требованиям инстинктивных влечений" является выражением первичного фактора. (Другим фактором может быть уже упоминавшийся частичный антагонизм между выживанием индивида и выживанием рода (беспомощность животных во время спаривания). Представляется очевидным, что обсуждавшийся выше эго-психологический фактор имеет больший вес, чем это филогенетическое рассмотрение).

Как мы только что узнали, Фрейд считал индивидуальный выбор защитных механизмов частично конституционально обусловленным. Мы можем также задаваться вопросом, оказывают или нет созревание и развитие аппаратов свободной от конфликтов сферы эго влияние на защитные процессы. Мы столкнулись с данной проблемой раньше, когда, идя за Анной Фрейд, проследили связь между защитой и адаптацией в нормальном развитии. Возможно, развитие ритма этих аппаратов является одной из детерминант той последовательности, в которой вырабатываются защитные методы. (Происхождение этих функций эго является проблемой, отличной от проблемы тех специфических связей с защитными процессами, в которые они вступают). Механизмы отказа, избегания, реактивного образования, изоляции и отказа от содеянного, вероятно, вовлекают в себя такие детерминанты, но это менее вероятно для той другой группы защит, которая включает обращение против себя, полное обращение в свою противоположное и т.д. Эта точка зрения находится в согласии с концепцией Фрейда, что вытеснение является защитой, которая заранее предполагает дифференциацию психического аппарата на эго и ид.

Теперь становится ясно, почему психоаналитическая эго-психология должна серьезно браться за разрешение этих проблем. Наши первые соображения показали, что автономное развитие эго является одной из предпосылок всех отношений реального существования, при дальнейшем рассмотрении выяснилось, что, вероятно, это также является предпосылкой для многих других функций. Наша аргументация требует детального обсуждения аппаратов эго. В этой связи я опять подчеркиваю, что неосуществимо никакое удовлетворительное определение понятий эго-силы и эго-слабости без принятия в расчет природы и стадии созревания аппаратов эго, которые лежат в основе интеллекта, воли и действия.

Противопоставление нами здесь эго и его аппаратов инстинктивным влечениям находится в соответствии с (и поддерживает в определенных отношениях) циркулирующим в психоанализе противопоставлением эго инстинктивному влечению. Я не могу рассматривать здесь разнообразные и интересные взаимоотношения между инстинктивными влечениями и аппаратами, а также взаимоотношения между катектическими состояниями эго в целом и этих аппаратов эго. (Интересное исследование Кадинера (1932) в какой-то степени дает ключ к пониманию этих проблем). Акцент на аппаратах эго может более точным образом обрисовать нашу концепцию "инстинкта самосохранения", к которой мы до сих пор относились как к падчерице.

Психология аппаратов эго представляется мне хорошим примером взаимозависимости конфликта и адаптации (и достижения), и это снова возвращает нас к отправной точке.

Многие из этих растянутых — но все еще неполных — соображений не являются психоаналитическими в узком смысле этого слова, и некоторые из них, по-видимому, увели нас далеко в сторону от сущности психоанализа. Многое в нашем обсуждении имело характер программы, которая должна быть выполнена и сделана конкретной посредством тщательных эмпирических исследований. Я соглашусь с вами, если вы найдете, что я был односторонним, подчеркивая одни взаимосвязи и пренебрегая другими, столь же или даже еще более значимыми — в особенности теми, которые обычно наиболее нас интересуют: таким было мое намерение. Я буду рад, если вы согласитесь со мной, что проблема автономного развития эго, структуры и рангового порядка функций эго, организации, центральной регуляции, самоприостановки функции и т.д. и их взаимоотношений с концепциями адаптации и психического здоровья безусловно требуют нашего внимания.

<<   [1] ... [22] [23] [24] [25] [26] [27]