Рекомендуем

Специалисты знают правильный и грамотный подход, у них уборка офиса после строительства идеальная.

• Наручные часы в Королёве на poleznie-podarki.ru.

Поиск



Счетчики









X. Хартманн. "Эго-психология и проблема адаптации"

Мне придется касаться некоторых вопросов, которые хорошо известны, и некоторых других, которые могут являться спорными, и тех немногих, которые не являются, строго говоря, психоаналитическими. Но все, что я должен сказать, находится, по моему мнению, в согласии с базисными взглядами психоанализа. Я утверждаю, что психоанализ стремится — в более широком смысле — переносить концепции, которые были разработаны в связи с конкретными проблемами центральной сферы личности, на другие области психической жизни и исследовать изменения в этих концепциях, которые необходимо сделать вследствие условий, преобладающих в этих других областях.

В начале я скажу несколько слов о границах данной проблемы, которые я для себя определил, не пытаясь дать ее глобальный охват.

Психоанализ довольно рано, а возможно, даже с самого начала, выявил более узкую и более широкую цели. Он начался с исследования патологии и феноменов, которые находятся на границе обычной психологии и психопатологии. В то время его работа была сосредоточена на ид и инстинктивных влечениях. Но вскоре возникли новые проблемы, концепции, формулировки и новые потребности в объяснении, которые выходили за рамки этой более узкой сферы в направлении к общей теории психической жизни. Решающим и, возможно, наиболее ясно очерченным шагом в этом направлении является наша современная эго-психология: работы Фрейда в последние пятнадцать лет, а затем следование теми путями исследования, которые он открыл, — сюда, главным образом, относятся исследования Анны Фрейд, и, в другой области, исследования английской школы. В настоящее время мы более не сомневаемся, что психоанализ может утверждать, что он является общей психологией в самом широком смысле этого слова и что наша концепция рабочих методов, которые могут справедливо считаться психоаналитическими, стала более широкой, более глубокой и более разборчивой.

Анна Фрейд (1936, стр. 4—5) определила цель психоанализа как достижение наиболее полного возможного знания о трех психических инстанциях. Но каждое усилие в психологии, которое содействует этой цели, может быть названо психоаналитическим. Отличительной характеристикой психоаналитического исследования является не его предмет обсуждения, а те научная методология и структура концепций, которые он использует. Все психологические исследования разделяют некоторые из своих целей с психоанализом. Эти частично разделяемые цели способствуют особенно резко выраженному показу отличительных характеристик психоаналитического мышления. (Сравните, например, контраст между психоаналитической эго-пси-хологией и психологией Альфреда Адлера.) Недавние продвижения в психоанализе не изменили его заметных характерных особенностей, а именно, его биологическую ориентацию, его генетическую, динамическую, экономическую и топографическую точки зрения и объяснительную природу его концепций. Поэтому, когда психоанализ и неаналитическая психология изучают один и тот же предмет, они непременно будут приходить к различным результатам. В конечном счете, они различаются по своему взгляду на то, что является существенно важным, а это неизбежно приводит их к различным описательным и соотносительным утверждениям. Сходная ситуация существует в анатомии, где описательно маловажные характеристики могут быть онтогенетически или филогенетически решающими; и в химии, где уголь и алмаз идентичны аналитически, хотя с других точек зрения они поразительно различны. В общем, характеристики, которые уместны в более широкой теории, могут быть не относящимися к делу в более ограниченном контексте. Хотя это простые аналогии, они имеют силу, так как у психоанализа действительно есть потенциал, чтобы стать общей теорией психического развития, более широкой, как в своих предположениях, так и в охвате, чем любая другая психологическая теория. Однако, для того, чтобы осознать этот потенциал, мы должны рассмотреть с точки зрения психоанализа и охватить в рамках нашей теории те психологические феномены, которые являлись предметом исследования психологии до возникновения психоанализа, а также те, которые в настоящее время являются предметом исследования психологии, но не психоанализа.

Часто высказывалось мнение, что в то время как психология ид была и остается "заповедником" психоанализа, эго-психология является его общей стыковочной площадкой с неаналитической психологией. Даже возражения против психоаналитической эго-психологии отличаются от тех, которые направлены против ид-психологии; они похожи на те возражения, которые обычно встречаются в научной критике — менее враждебные и менее категоричные. Для некоторых психоаналитиков эго является свидетельством того, что открытия эго-психологии необоснованны или не представляют особой важности. Но это несправедливо: сопротивление новому открытию определенно не является непосредственно мерой его научной значимости. Также возможно, что эго-психология критикуется более мягким образом лишь потому, что неаналитики редко могут постичь ее предпосылки и подтексты. Хотя Фрейд справедливо отказался рассматривать психоанализ как "систему", он тем не менее является связной организацией утверждений, и любая попытка изолировать его части не только разрушает его всеохватывающее единство, но также изменяет и лишает законной силы отдельные части. Следовательно, психоаналитическая эго-психология радикально отличается от "поверхностных психологий", даже не смотря на то, что — как недавно заметил Фенихель (1937 г.) — ее все больше, интересуют, и будут интересовать, детали поведения во всех оттенках сознательного восприятия, в редко исследуемых предсознательных процессах и во взаимоотношениях между бессознательным, предсознательным и сознательным эго. Динамическая и экономическая точки зрения, хотя они применяются ко всей душевной жизни, редко применялись к этим сферам. История развития психоаналитической психологии объясняет, почему мы еще сравнительно мало понимаем те процессы и рабочие методы психического аппарата, которые ведут к адаптивным достижениям. Мы не можем просто противопоставить эго как небиологическую часть личности ид как его биологической части; сама проблема адаптации предостерегает против такого разделения, но об этом будет сказано дополнительно. Однако, справедливо и естественно, что чистое феноменологическое описание деталей психических поверхностей, которое мы ранее могли не принимать во внимание, существенно важно и приобретает особую значимость в эго-психологии. Но, возможно, мы все согласимся с тем, что эти феноменологические детали, которые теперь приковывают наш интерес, служат нам просто как отправные точки. Цель собирания максимума описательных деталей является в действительности целью феноменологической психологии, а не психоаналитической эгопсихологии: здесь лежит фундаментальное различие между ними. Например, эго-психология Федерна, которая фиксирует внимание на разнообразии эго-восприятий, определенно не является только феноменологией: разнообразие восприятий служит в ней индикатором других (либидинозных) процессов и используется в терминах скорее объяснительных, нежели описательных концепций.

<<   [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] ...  [27]  >>