Поиск



Счетчики









X. Хартманн. "Эго-психология и проблема адаптации"

Вообще говоря, мы называем человека хорошо адаптировавшимся, если продуктивность его деятельности, его способность наслаждаться жизнью и его психическое равновесие остаются ненарушенными. В то же время периодически мы сталкиваемся с утверждениями, приписывающими любую неудачу недостатку адаптации. Такие утверждения бессмысленны, потому что они упускают из виду те взаимосвязи, которые подразумеваются в концепции адаптации, и таким образом неправильно ставят вопрос: что приводит человека к успеху или неудаче в данной ситуации? Степень адаптивности может быть определена лишь в связи с относящимися к окружающей обстановке ситуациями (обычно ожидаемыми — т.е. типическими — ситуациями или обычно не ожидаемыми — т.е. атипическими — ситуациями). Мы очень хорошо знаем, как на самом деле трудно верно оценить стабильность психического аппарата. Только психоаналитический процесс (и то не всегда) может сделать это однозначным образом (ср. Фрейд, 1937). Лишь в результате тщательного анализа концепции адаптации и более детального изучения процессов адаптации мы получим необходимые критерии.

Концепция адаптации дает множество дополнительных значений этого понятия в биологии и вообще не дает его точного определения в психоанализе. В течение десятилетий она была любимой — возможно, чрезмерно — концепцией биологических наук, но в последнее время часто подвергалась критике и отвергалась. Наблюдение, лежащее в основе концепции адаптации, заключается в том, что живые организмы явно "приспосабливаются" к своей окружающей среде. Таким образом, адаптация является прежде всего взаимосвязью между организмом и окружающей его средой. "Там, где реальные функции, объединившиеся в единый механизм организма, и окружающая среда благоприятствуют выживанию организма, устанавливается отношение адаптации между этим организмом и окружающей его средой" (А.Э. Парр, 1926, р. З). Мы можем различать состояние адаптивности, которое достигается между организмом и окружающей его средой, и процесс адаптации, который приводит к этому состоянию. Мы можем сказать, что полное развитие этих процессов порождает взаимосвязь между генотипом и окружающей средой, которая благоприятна для выживания. Состояние адаптивности может иметь отношение к настоящему и будущему. Процесс адаптации всегда подразумевает соотнесенность с будущим состоянием: и мы не имеем здесь в виду так называемый предел адаптации, обусловленный естественным отбором и т.п. В данном пункте мы сталкиваемся с противоречиями в связи с отношением филогенеза к адаптации и решениями, предложенными дарвинизмом, ламаркизмом и другими биологическими теориями. Эти теории, однако, не имеют прямого отношения к нашей проблеме. Мы можем даже не принимать во внимание биологию Укскюлл (Uexkull), так как ее критика концепции адаптации основывается на идее врожденного плана развития всех организмов и предпочитаемой ею теоретически менее нагруженной концепции «приспособления». Психоанализ дает нам возможность распознавать те процессы, которые посредством прямого и активного воздействия или окружающей среды, или индивида порождают состояние адаптивности между индивидом и окружающей его средой, и исследовать взаимоотношения между ранее сформировавшимися средствами человеческой адаптивности и этими адаптационными процессами. Проясним это положение: предположим, что адаптация (речь идет теперь главным образом о человеке) гарантируется как в ее более грубых, так и в ее более тонких аспектах, с одной стороны — первичной оснасткой человека и созреванием его аппаратов, а с другой — теми регулируемыми эго действиями, которые (используя эту оснастку) препятствуют расстройствам и активно улучшают взаимоотношения человека с окружающей средой. Существующая связь человека с окружающей средой определяет, какие из реакций, на которые он способен, будут использоваться в этом процессе, а также, какие из использующихся реакций будут доминировать. Здесь уже намечаются потенциальные возможности и фактические ограничения процессов адаптации.

Я уже указывал на то, что знакомые процессы часто, хотя, естественно, не всегда, предстают в новом свете, когда они рассматриваются с точки зрения адаптации. Функция поведения на службе адаптации должна отличаться от ее других возможностей и часто даже от ее генезиса. Например, вопрос "Каково адаптивное достижение экспрессивных движений?" должен отличаться от вопроса "Как возникают экспрессивные движения?"; сходным образом функция тревоги как — согласно Фрейду (1926b) — необходимой биологической реакции на опасность должна отличаться от ее онтогенеза у индивида. Во многих случаях, естественно, становится проблемой именно такое соотношение с процессами онтогенеза и филогенеза.

Здесь мы также должны иметь в виду феномен "изменения функций", роль которого в психической жизни и в особенности в развитии эго представляется громадной и за которым стоит генетически всегда особенно интересный кусок истории. Концепция изменения функций знакома психоанализу: форма поведения, которая порождается в определенной сфере жизни, может в ходе развития появляться в абсолютно иной сфере и играть другую роль1. Факторы (психические феномены), первоначально возникшие на службе защиты от инстинктивного влечения, могут с течением времени стать независимой структурой, в таком случае инстинктивное влечение просто приводит в движение этот автоматизированный аппарат (об этом будет подробно сказано позже), но до тех пор пока автоматизация бесперебойно действует, не детерминирует детали этого действия. Такой аппарат может как относительно независимая структура прийти на службу другим функциям (адаптации, синтезу и т.д.); он может также — и это генетически имеет даже более широкую значимость — посредством изменения функции перемениться из средства в цель2. Стоило бы написать психоаналитическую историю развития "целей", основываясь на этой точке зрения. Проблема изменения функций имеет также технический аспект, но я не буду его здесь касаться.

1 Представленные здесь соображения ведут к концепции "вторичной автономии эго". См. "Комментарии к психоаналитической теории эго". Психоаналитическое исследование ребенка, 5: 74—96. New York: International Universities Press, 1950; "Взаимовлияния в развитии эго и ид". Психоаналитическое исследование ребенка, 7: 9—30. New York: International Universities Press, 1952 и Замечания относительно теории сублимации". Психоаналитическое исследование ребенка, 10: 9—29. New York: International Universities Press, 1955.

Адаптация может вызываться изменениями, которые индивид осуществляет в окружающей его среде (посредством применения орудий, технологии в самом широком смысле этого слова и т.д.), а также адекватными изменениями в его психофизической системе. Здесь уместна концепция Фрейда об аллопластическом и аутопластическом изменении. Животные также активно и целенаправленно изменяют свою окружающую среду, например, строя гнезда и норы. Однако, широкий диапазон аллопластических адаптаций доступен лишь человеку. Здесь имеют место два процесса: человеческое действие адаптирует окружающую среду к человеческим функциям, а затем человек адаптируется (вторично) к той окружающей среде, которую он помог создать. Научиться действовать аллопластически является, вероятно, одной из важнейших задач человеческого развития; однако аллопластическое действие не всегда адаптивно, а аутопластическое действие не всегда неадаптивно. Часто более высокая эго-функция принимает решение о том аллопластическое или аутопластическое действую — но в любом случае какое-то специфическое изменение — является подходящим для данной ситуации. В действительности, однако, инстинктивные влечения и родственные факторы также всегда играют роль. Кроме того, выбор предпочитаемых средств адаптации может также быть грубо описан в типологических терминах (Кречмер, 1921; Юнг, 1920). Третьей формой адаптации, ни полностью независимой от аллопластических и аутопластических форм, ни полностью идентичной с ними, является выбор новой окружающей среды, которая благоприятна для функционирования организма. Парр в своей теории "адаптациогеяеза" приписывает этой форме решающую роль. Я уже указывал на то, что нахождение новых благоприятных окружающих сред имеет величайшую значимость, особенно в человеческой адаптации.

2 Относительно последующей дискуссии о психологических функциях целей см. "О рациональном и иррациональном действии". Психоанализ и социальные науки, I: 359—392. New York: International Universities Press, 1947.

<<   [1] ... [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] ...  [27]  >>