Поиск



Счетчики









А. Кемпинский. "Меланхолия"

Во время депрессии больные легче переносят общество других больных (только не слишком веселых), чем общество здоровых и счастливых людей. Вследствие упомянутого эффекта контраста они даже лучше чувствуют себя в обществе людей еще более грустных, чем они сами. Поэтому стоит подумать на будущее о возможности применения при лечении депрессии, включая ее тяжелые формы, методов групповой терапии. До сих пор такие попытки являются исключениями; по крайней мере в литературе отсутствуют упоминания об этом. В методах психотерапии большое значение имело бы не столько содержание общения, сколько сам групповой контакт больных и взаимопонимание, поскольку, к сожалению, кто сам не перенес депрессии, тот никогда не сможет понять безмерности страданий, сопутствующих этой болезни. Кроме того, большое значение имеет уверенность в том, что может наступить улучшение, поскольку среди присутствующих всегда находятся те, которые уже вышли из наиболее тяжелой фазы печали и чувствуют себя лучше.

Такая группа депрессивных больных, объединенных сильными эмоциональными связями, основанными на глубоком взаимопонимании, может иметь большое значение в возвращении больному надежды на выздоровление.

Групповое «Мы» всегда сильнее, чем одинокое «Я». Если к больному пробьется хотя бы луч надежды, то шансы на его излечение сразу повысятся. Депрессия перестанет быть преисподней, вход в которую украшает надпись: «Оставь надежду всяк сюда входящий», — и станет обычной преходящей болезнью. Обычно больной не верит словам врача о том, что его депрессия это только болезнь и что она должна пройти, но он верит словам тех, кто сам испытал депрессию и страдал так же как он. При невротических депрессиях и субдепрессивных комплексах (хронизация депрессии) психотерапевтические и социотерапевтические методы лечения играют решающую роль, с чем согласны все авторы. Речь идет прежде всего об уменьшении влияния невротических эмоциональных отношений, которые благодаря пониженному настроению не оставляют человека; речь идет также об улучшении «автопортрета» больного, который при депрессии подвергается трагической деформации. А темный образ самого себя проявляется в отрицательном отношении к окружению и обычно приводит к понижению жизненной активности, уменьшает уверенность в будущем. В этом состоянии необходимо поддержать активность больного, не позволить ему отказаться от прежних социальных ролей, поскольку это приводит к последующему постепенному органическому отупению.

При устойчивых продолжительных депрессивных комплексах (хронизация депресии) больные нередко погружаются в депрессию как в теплое приятное болото, им становится трудно выйти из этого состояния беспомощности, апатии, бездеятельности, безответственности, сочувственного отношения окружающих. Это можно отнести к приятным аспектам субдепрессивных комплексов. Такие больные страшатся жизни, ответственности, не верят в свои силы, боятся испытать их, боятся критики окружающих. Врач должен установить, какие факторы удерживают больного в состоянии продолжающейся депрессии и попытаться устранить их. Определенное значение имеет в данном случае и отношение ближайшего окружения к пациенту, то есть его семьи и близких, а также коллег по работе. Если влияние окружающих является благоприятным, то у больного укрепляется уверенность в себе и в своем будущем, в том, что он выйдет из своего настоящего состояния. В противном случае он по-прежнему продолжает прозябать в своей «печали» («Грусть в душе моей гнездится, извести меня стремится. Гложет сердце, а за что? Только, мне уж все равно». Бой: «Сплин»).

В перерывах между фазами болезни поведение врача в значительной мере зависит от свойств личности пациента. Для больных синтонического (циклотимического) типа личности дальнейшее лечение обычно является излишним, сами больные не испытывают в этом необходимости, не обращаются к врачу и психически являются «патологически» здоровыми. При рецидивах болезни они должны тем не менее находится под врачебным контролем психиатра для того чтобы в случае малейших признаков понижения или повышения настроения можно было бы немедленно дать им соответствующие фармацевтические назначения. В то же время больные другого типа личности (депрессивные комплексы часто свойственны психастеническим и ананкастическим типам личности) в периодах между фазами заболевания требуют дальнейшего психиатрического лечения, поскольку их «нарушения» структуры личности предрасполагают к формированию невротических эмоциональных установок и к устойчивым конфликтам. Невротические элементы в свою очередь могут вызвать рецидивы депрессивных комплексов.

Лечение депрессий нельзя назвать легким занятием. Оно требует от врача умения понять чувства больного, понять характер его страданий и исключительного терпения. Контакты с депрессивными больными не отличаются «богатством» содержания, как в случае неврозов или шизофрении. Такие больные печальны, обычно находятся в заторможенном состоянии, малоразговорчивы или молчаливы, на их лицах можно увидеть застывшее выражение отчаяния или апатии. Может показаться, что ничего с ними не происходит. Трудно представить себе тяжесть их страданий; только попытка самоубийства обнаруживает, насколько сильны эти муки. Необходимо иметь хорошее воображение и умение сопереживать для того, чтобы проникнуть в мир депрессии. Но это является необходимостью для того, чтобы действительно помочь больному.

Депрессия является болезнью, приносящей человеку страдания, и к сожалению, в условиях нашей цивилизации она становится все более распространенным заболеванием и понимание этого является крайне важным и необходимым для врача.

См. работы: 47, 51, 82, 104, 105, 106, 108, 124, 154, 156, 157, 158, 162, 183, 209, 215, 216, 242, 264, 267, 286, 294, 313, 320, 321, 322, 338, 370, 371, 411, 452, 457, 505, 534, 540, 541, 545, 546, 561, 597, 602, 629, 634, 637, 638, 662, 667, 679, 680, 685, 697, 720.

ИЗ ИСТОРИИ МЕЛАНХОЛИИ*

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Существенной проблемой, но редко и фрагментарно затрагиваемой в психиатрической литературе, особенно в польской, является история меланхолии. Историки психиатрии, правда, затрагивают отдельные теории, касающиеся меланхолии и летописи ее методов, но обычно оставляют в стороне взаимосвязь этой проблемы с историей культуры.

Целью настоящей работы, собственно говоря, является попытка синтетического анализа подобных связей.

В проводимом анализе использованы, таким образом, не только чисто медицинские источники, но и результаты исследований гуманитарных наук, особенно истории философии, истории искусства и истории литературы. Представляется, что применение такого метода сравнительного анализа делает возможным получение синтетического образа некоторых культурологических аспектов истории меланхолии.

В работе можно выделить две основные части. В первой рассматривается символика меланхолии, имеющая особое значение в истории культуры; во второй затронута данная проблематика в историческом плане, представляющая главным образом эволюцию взглядов на меланхолию и их влияние на явления культуры в разные эпохи.

Следует добавить, что только в настоящее время в психиатрической литературе в полной мере получило оценку требование обязательного рассмотрения исторических источников за пределами медицины, особенно источников по истории искусства, литературы и этнографии. Сотрудничество же психиатров и историков культуры еще не получило должной практики с обеих сторон. Выражением подобного интереса является деятельность Международного общества психопатологии экспрессии (Societe International de Psychopathologie de l'Expression), органом которого является ежеквартальное издание "Confinia Psychiatrica" («Пограничная психиатрия»). Там можно обнаружить работы из области психопатологии и психологии, изобразительного искусства и литературы, исследования, посвященные философским аспектам в психиатрии и психопатологическим проблемам истории и культуры.

Начало истории первых теорий меланхолии можно обнаружить в тезисе, существующем во многих древних культурах, о первичных и часто антагонистичных элементах, являющихся основой всего существующего. Очевидно, это происходило из наблюдений явлений диалектики природы, например, влажности и суши, холода и тепла, радости и печали, блаженства и муки. Магическое значение также имело число первичных элементов, от которого до сих пор не свободно сознание современного человека.

<<   [1] ... [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] ...  [105]  >>