Поиск



Счетчики









А. Кемпинский. "Меланхолия"

Биологическое бессмертие связано с тем, что жизнь не имеет фиксированного начала и конца. Смерть является только одной из фаз этого процесса — противофазой процесса негативной энтропии (или процесса развития). Обе фазы негативной (разложения, дезинтеграции) и позитивной энтропии сопутствуют друг другу и образуют то, что мы называем жизнью. В образе действительности, существующем в нашем сознании, и мыслительных процессах (вторая фаза информационного метаболизма), жизнь имеет свои определенные границы. Она начинается с момента рождения или (как это принимается в некоторых культурах) с момента зачатия (например, японцы ведут отсчет своего возраста с этого мгновения) и заканчивается мгновением смерти. Однако в образе действительности на уровне чувств и интуиции (первая фаза информационного метаболизма) границы нашей жизни не обозначены с такой строгостью. Прошлое простирается далеко за начало нашей жизни. В наших жилах течет «кровь наших предков», мы являемся «их частицей», а из нашего семени вырастают новые поколения. Древность происхождения этого наблюдения подтверждается следующей цитатой:»... умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря... и поставлю завет Мой между Мною и тобою и между потомками твоими после тебя в роды их, завет вечный в том, что Я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя... Обрезывайте крайнюю плоть вашу: и сие будет знамением завета между Мною и вами». (Книга Бытия, 22:17, 17:7, 11).

Эта биологическая непрерывность бытия находит свое отражение в социальной и культурной непрерывности. За нами всегда есть традиция, а перед нами то, что мы принесли с собой в культурную и социальную жизнь, и что в будущем — по крайней мере в наших надеждах — будет развиваться дальше. Еще более наглядно непрерывность времени обнаруживается практически во всех религиозных системах; в каждой из них есть свои традиции, определяющие место человека и определенную концепцию будущего. Каждая система, таким образом, отвечает на тревожащий сознание вопрос: «Откуда я пришел и к чему стремлюсь?»

См. работы: 349, 551, 661

ОДИНОЧЕСТВО

Депрессивный климат нашей эпохи, между прочим, объясняется стремительным разрушением прежних социальных и культурных систем. Вследствие разрушения прежних структур оказалось поколеблено ощущение не только метафизической, культурной, социальной, но также и биологической непрерывности жизни. Человек оказался оторванным от традиций и прошлого. И вместе с этим пришло ощущение одиночества в пространстве, времени и в хаосе причинно-следственных связей. Вместо порядка в мире царят случай и законы статистики. Такое одиночество находится в противоречии с биологически обусловленным ощущением непрерывности жизни. Человек должен знать, откуда он пришел и куда направляется, поскольку такова его природа. Человека можно отнести к системам с самоуправлением, а они должны быть «запрограммированы» (то есть иметь будущее) и свою память (традиции). Одиночество противоречит природе человека и вообще всех живых существ.

Одиночество современного человека относится не только к категории времени, но и к категории пространства; он не чувствует общности с другими людьми и природой, изолирован от них. От контактов с природой его изолирует техническая среда, а от живых эмоциональных отношений с людьми — необходимость носить маску, связанная с избыточной напряженностью и сложностью человеческих отношений. В хаосе взаимоисключающих явлений человек оказывается не в состоянии уяснить для себя причинно-следственные связи; в его мире царит хаос, перед которым он чувствует себя бессильным; он оказывается не в состоянии реализовать в нем собственные модели действительности (существенный элемент второй фазы информационного метаболизма). Принимая во внимание сложность социально-экономических отношений (например, коллективный характер производства), а также различные формы социальной зависимости, современный человек перемещается в своем окружении как в смоле (с высоким коэффициентом вязкости социальной среды). Любая попытка реализации собственных замыслов встречает такое сильное сопротивление, что легче принять к руководству установку потребительского отношения к жизни и вообще отказаться от творческого отношения к ней.

См. работу 401.

СЕЛЕКЦИЯ ИНФОРМАЦИИ

Одной из основных задач деятельности нервной системы является селекция информации. Из сигналов, достигающих рецепторов организма, воспринимающих внутреннее раздражение среды (интероцепторов) и внешней среды (экстероцепторов) только незначительная часть преобразуется в полезную информацию (доходит до нашего сознания). Большая часть информации задерживается на нижних уровнях интеграции нервной системы. Это не означает, что информация теряется; она где-то сохраняется нервной системой, может вызвать различные реакции организма и активизироваться позднее. Если мы воздействуем на органы чувств человека (те же самые результаты могут быть получены на животных, но трудность заключается в установлении, когда данный процесс начинает восприниматься сознанием) каким-либо повторяющимся раздражителем, например, световым импульсом или звуковым сигналом, то при определенном числе повторений может обнаружиться, что часть из них испытуемый не замечает. Они не воспринимаются сознанием. Тем не менее, несмотря на то что сознанием эта информация не воспринимается, наблюдателями регистрируются определенные моторные реакции (например, движение головы или руки), а также вегетативные реакции (например, изменение проводимости кожного покрова — кожно-гальванический эффект).

Давно уже известен эксперимент, суть которого заключается в том, что испытуемому человеку предлагается войти в помещение и запомнить как можно больше различных предметов. Обычно человек в состоянии запомнить несколько десятков предметов. Если после этого ввести его в состояние гипнотического транса и повторить задание, то он может запомнить и перечислить намного больше предметов, нередко несколько десятков, потому что в состоянии гипноза оказывается доступной информация, которая в нормальном состоянии находится в подсознании.

Хорошо известны также эксперименты с раздражителями интенсивностью ниже порога чувствительности, которые обычно не воспринимаются нашим сознанием (например, демонстрация зрительных образов с экспозицией в доли секунды, не позволяющей их рассмотреть). Тем не менее, такие раздражители, невоспринимаемые сознанием, оказывают влияние на мотивацию поведения (например, реклама с малым временем экспозиции не воспринимается сознанием, но все же воздействует на человеческую психику). Последние годы предпринимаются попытки создания методик суггестивного обучения на уровне подсознания, например во время сна.

Нейрофизиологические данные, которыми мы располагаем в настоящее время, убедительно показывают, что в нервной системе часть сигналов ослабляется (нередко на самых низких уровнях интеграции), а часть — усиливается и задерживается во времени. Благодаря так называемой обратной связи (известно, что некоторые нейроны, соединяясь, образуют как бы круг, в котором поток нервных импульсов может теоретически циркулировать до бесконечности) информация в нервной системе может сохраняться намного дольше, чем действуют раздражители. Кроме того, благодаря синапсам возбуждения (деполяризационным) или синапсам торможения (гиперполяризационным) импульсы нервной системы могут как усиливаться, так и ослабляться. Таким способом образ действительности может подвергаться в организме различным модификациям, как в пространственно-временных измерениях, так и в своей модальности — по амплитуде.

В первой фазе информационного метаболизма площадь поверхности контакта организма с окружающей средой намного больше, чем во второй фазе (при отсутствии определенных границ и непосредственного контакта). Вследствие этого основные процессы селекции сигналов осуществляются в первой фазе. Здесь принимается решение о том, что должно дойти до сознания, а что остаться ниже его порога. Поэтому содержание наших переживаний, воспринимаемых сознанием, существенно зависит от настроения и чувств. В печали видится одно, а в радости другое; один и тот же человек воспринимается нами по-разному, когда мы смотрим на него в гневе или когда настроены к нему доброжелательно; у «страха глаза велики»;

<<   [1] ... [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] ...  [105]  >>