Поиск



Счетчики









А. Кемпинский. "Меланхолия"

В то же время такое воздействие может быть опосредованным. Установление в первой фазе информационного метаболизма определенного порядка возможно волевым порядком, поскольку решение в этой фазе принимается в области сознания. Таким образом, эти решения являются волевыми и, кроме того, повышенное внимание к собственной внутренней жизни помогает сформировать определенную логичную модель внутренней жизни. Эта модель может не соответствовать реальному образу эмоциональной жизни, то есть тому, что происходит в первой фазе, но является его известным приближением и в определенной степени «идеалом» этой жизни. Такой порядок передается опосредованно бурному течению второй фазы и со временем может сгладить ее осцилляции.

Коллективное

Как модели действительности, относящиеся к взаимодействию человека с внешним миром, не являются исключительно личным делом индивидуума, поскольку человек получает многие модели уже готовыми, включая те, что создавались нередко на протяжении веков общественной группой, в которой он живет (язык, модели культуры), так и модели, относящиеся к внутреннему миру и прежде всего к эмоциональному колориту, являются одновременно и индивидуальными, и коллективными. В каждой культуре существует определенный способ «обращения» с настроением и чувствами людей. Разного рода церемонии, ритуалы, праздники, трансцендентные системы («sacrosanotum»), войны и т. д. служат для снятия эмоциональной напряженности в границах, допускаемых обществом. По крайней мере в определенной степени гармония чувств субъектов данной культуры и их способность наслаждаться жизнью зависит от социальных систем, регламентирующих эмоциональную жизнь индивидуумов, принадлежащих к данной социальной группе.

Представляется, что организующая сила коллективного воздействия намного эффективнее, чем индивидуального. Для группы характерен эффект иррадиации эмоциональных установок и настроения, усиливающий те чувства и настроения, которые в данный момент получают одобрение группы. Кроме того, в группе, в которой эмоциональные связи сильны, легче проявить свои чувства и настроения. Чувства отдельного человека находят отклик у других членов группы, и ему не угрожает одиночество во время переживаний своих эмоциональных состояний или невозможность их манифестации. Проявление чувств и настроения — в смысле возможности их манифестации (то есть возможности обнаружить свой гнев, страх, любовь, ненависть, печаль, радость и т. д.) — очищает эмоциональную атмосферу: отношения между членами группы становятся более сильными и естественными. А фальшь, необходимость носить маску создают атмосферу недоверия, порой напоминающую атмосферу бреда. Тот факт, что «Мы», как правило, сильнее чем «Я», также является причиной того, что сила коллективного организующего влияния превосходит влияние отдельной личности.

Ложная интеллектуализация в психотерапии

С точки зрения психотерапии значение групповых связей, возможности опереться на другого человека, найти у него взаимопонимание и определенную способность к сопереживанию играют очень важную роль. Сущностью как групповой, так и индивидуальной психотерапии, является наличие эмоциональной связи, когда «Я» усиливается поддержкой «Мы». Несомненным заблуждением, сохранившимся во многих направлениях психотерапии, особенно близких к психоаналитическому, является излишняя «интеллектуализация» процессов эмоциональной жизни или перенесение законов второй фазы информационного метаболизма на первую.

В известной степени это связано с детерминистскими взглядами творца теории психоанализа Фрейда. Он, живший в эпоху бурных успехов человеческой мысли, все явления эмоциональной жизни человека пытался поместить в жесткие границы причинно-следственных отношений, исходя из того, что ничего не происходит без понятной причины. Сегодня мы более скептически относимся к нашим способностям познания, и, в частности, отдаем себе отчет в том, что установить логический, причинно-следственный порядок явлений, происходящих в нашей эмоциональной жизни, очень трудно, а иногда и невозможно.

«Интеллектуализация» эмоциональной жизни или перенесение закономерностей, свойственных второй фазе, на первую приводит к появлению формальных и искусственных моделей эмоциональной жизни, которые отражают некоторые реалии действительности, но как правило, производят на читателя впечатление излишней упрощенности и притягивания фактов к готовым теориям. Таких моделей, как известно, возникло очень много и в свое время сторонники различных психиатрических школ вели между собой яростную борьбу, пытаясь доказать исключительную справедливость своих теорий. Безусловно, влияние людей друг на друга очень велико, но не всегда его можно описать причинно-следственными связями, как это хотели бы сделать некоторые психотерапевты во всеоружии своих логических систем эмоциональной жизни.

Вопреки кажущимся представлениям взаимное влияние людей друг на друга в более явном виде обнаруживается в первой фазе информационного метаболизма, а не во второй. На первый взгляд может показаться, что вторая фаза, отличающаяся рационализмом, более подвержена такому влиянию. Так должно быть, но в действительности наблюдается нечто противоположное.

Стоит прислушаться к какой-либо дискуссии. Нередко взгляды двух антагонистов очень близки и минимальные усилия доброй воли могли бы привести к согласию, но до этого не доходит, поскольку каждый из них старается привести еще более убедительные аргументы для усиления своей позиции. Однако эти аргументы, несмотря на их логичность, вместо того, чтобы убедить противника, еще более усиливают его сопротивление и остроту дискуссии, поскольку по мере продолжения дискуссии усиливается его неприязнь к оппоненту.

Эмоциональный фон, то есть первая фаза информационного метаболизма, определяет направленность процессов второй фазы. Если отношение к оппоненту является отрицательным, то обычно ему не помогут даже самые убедительные аргументы, поскольку «эмоции ослепляют» и не позволяют разглядеть те модели действительности, которые находятся в диссонансе с его эмоциональным фоном. Поэтому в психотерапии убеждения и советы, даже самые мудрые и справедливые, не воспринимаются больным, если в его отношениях к врачу отсутствуют соответствующие эмоциональные установки.

Во врачебной практике — и не только в психиатрической, но и во всех других областях медицины — значение эмоционального контакта с врачом, а также с медицинской сестрой, нередко оказывается решающим при проведении курса лечения. В эпоху научно-технической медицины такое влияние часто недооценивается. А ведь именно от характера отношений врача и медсестры к больному зависит его вера в возможность излечения, его психическое самочувствие, которое, в свою очередь, отражается на его физическом состоянии и способности мобилизовать организм на борьбу с болезнью и т. д.

До сих пор, правда, не установлено, на чем основано это мобилизующее влияние врача или медицинской сестры, и какие факторы играют здесь решающую роль. Усилия психотерапевтов сосредоточены на формировании причинно-следственных схем (не всегда точных и справедливых) возникновения невротических установок больного и на попытках управления его эмоциональной жизнью. А проблема установления эмоционального контакта и неосознанного влияния человека на человека, как представляется наиболее существенная для психотерапии, остается вне сферы научных исследований.

Почему среди одних людей мы чувствуем себя хорошо, у нас уменьшается эмоциональная напряженность, улучшается настроение, повышается уверенность в себе и собственных силах и т. д. И наоборот, среди других людей эмоциональное напряжение возрастает, мы испытываем беспокойство, скованность, надеваем на себя маску, теряем уверенность в себе, наши чувства становятся все более хаотичными и т. д.? Само присутствие некоторых людей действует успокаивающе, их уверенность и внутренняя организованность как будто передаются окружающим, а присутствие других людей вызывает напряжение и беспокойство. Предполагается, что научные изыскания в психотерапии следовало бы начать с анализа упомянутых выше факторов мобилизующего воздействия на больного, имеющих значение как для психиатрии, так и для других областей медицины. В этом смысле каждый врач должен быть психотерапевтом. Такого рода психотерапия особенно необходима при лечении депрессии.

<<   [1] ... [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] ...  [105]  >>