Поиск



Счетчики









А. Кемпинский. "Меланхолия"

Представляется, что нейрофизиологические изыскания (Олдс) указывают на факт существования в обонятельном мозге центров «удовольствия» и «неудовольствия». Животное, которому в «центр удовольствия» помещали микроэлектроды, без устали нажимало кнопку электрического выключателя, вызывая таким образом возбуждение этого центра, переставало чем-либо еще заниматься, переставало есть и спать и, в конце концов, гибло от изнеможения. Не исключается, что при органических повреждениях мозга может быть нарушена координация деятельности таких центров, и с этим может быть связано изменение настроения. Некоторые авторы предлагают назначать стимуляцию электрическим током «центров удовольствия» с помощью имплантированных электродов при тяжелых случаях депрессии.

Ухудшение настроения является распространенным симптомом отравлений, особенно хронических. Многие лекарства, применяющиеся в психиатрии (нейролептики, а также атарактики), способствуют понижению настроения, нередко вызывая симптомы депрессивно-апатического комплекса. В последнее время появились сообщения в психиатрической литературе о проявлении депрессивных эффектов от употребления противозачаточных (гормональных) таблеток.

При соматических и, особенно, хронических заболеваниях пониженное настроение относится к числу достаточно распространенных явлений. Без сомнения, в данном случае сказывается прежде всего влияние социально-психологических факторов: изменение жизненного статуса вследствие болезни, физическое недомогание, ограниченные способности, перспектива смерти и т. д. Определенное значение имеют также соматические факторы, например, связанные с токсикозами. Известно, что некоторые заболевания (например, ревматизм) особо предрасполагают к пониженному настроению. При психосоматических заболеваниях (например, при язве пищевода, повышенном давлении, бронхиальной астме), в этиологии которых эмоциональные факторы играют большое значение, пониженное настроение может быть вызвано как самой болезнью, так и невротическими эмоциональными причинами на ее основе.

Такая «вездесущесть» депрессии даже может вызвать сомнение в том, насколько вообще справедливо выделение пониженного настроения как отдельного заболевания. С теоретической точки зрения попытки трактовать изменение эмоционального колорита как диагностический критерий представляются необоснованными. Это было бы похоже на попытки оценить произведения живописи по их колориту, например, как картины темные или светлые. Каждой картине свойственен определенный колорит. В то же время с практической точки зрения вопрос распознавания депрессии вполне справедлив, поскольку депрессия нередко требует особого терапевтического подхода, а также потому, что психиатрический анализ, начинается прежде всего с выявления симптомов. Поэтому представляется справедливым, что там, где пониженное настроение среди других симптомов выступает на первый план и становится основным симптомом психического расстройства, можно говорить о депрессии.

Представленные здесь в сжатой форме трудности классификации депрессивных комплексов наглядно показывают разнообразие факторов, влияющих на ухудшение настроения. Этиологический анализ в каждом конкретном случае постановки диагноза при депрессии должен учитывать многообразие возможных причин. Хотя мы и уверены в том, что один из факторов заболевания является важнейшим (например, при эндогенных депрессиях это генетический фактор, вызывающий плохо изученные пока нарушения биохимических процессов в мозге), нельзя исключить влияние факторов иного рода (например, психогенных факторов в случае эндогенной депрессии).

Современная «научная» медицина стремится определить влияние этиологических факторов на самом низком уровне интеграции процессов организма, а именно на физическом и химическом уровне. Таким образом она старается соответствовать уровню остальных наук. Научным является то, что может быть объяснено в категориях математики, физики и химии. Неизвестно, насколько такой подход справедлив в науках, связанных с изучением жизненных процессов (в биологии) и, особенно, в науках о человеке (в антропологии). Есть большие сомнения в том, что для понимания происходящих здесь процессов, значительно более сложных, чем процессы неживой природы, достаточно знаний физических и химических законов. Многочисленные исследования показывают, что при депрессиях нам приходится сталкиваться с пониженным уровнем аминокислот мозга, которые, вероятно, играют существенную роль в процессах передачи нервных импульсов (являются нейротрансмиттерами) или с переносом веществ, имеющих значение для метаболизма, таких как серотонин, норадреналин, допамин и т. д. Воздействие химических препаратов, улучшающих настроение (тимолептиков) убеждает психиатров в том, что главным этиологическим фактором при депрессиях являются нарушения биохимического метаболизма в мозге, особенно при депрессиях «без причины» или при эндогенных депрессиях.

С другой стороны при депрессиях невротического или реактивного типа нередко слишком подчеркивается значение психогенных факторов и при этом забывается о существовании соматогенных факторов. Случается, что только дальнейшее течение болезни выявляет, что депрессивный невроз или реактивная депрессия на самом деле являются эндогенной депрессией, поскольку нередко эндогенная депрессия начинается как реактивная — так же как на патологическое колебание настроения может оказать влияние множество факторов невротического характера.

См. работы: 364, 507.

СТАБИЛЬНОСТЬ ПЕРВОЙ ФАЗЫ

Представленные рассуждения по проблеме информационного метаболизма по существу более гипотетические и имели целью облегчить лучшее понимание многообразия этиологических факторов депрессии. Непосредственность контактов с окружающей действительностью как внешней, так и внутренней среды, является отличительной чертой первой фазы информационного метаболизма и проявляется в том, что эмоциональный фон отличается высокой чувствительностью к влиянию обеих сред. Ни одна из них не может быть исключена из анализа этиологии. Настроение и эмоциональные установки формируются под влиянием случайных сочетаний множества различных этиологических факторов. Их точная оценка не всегда возможна. Первой фазой информационного метаболизма или эмоциональным фоном нашего состояния мы оказываемся связаны с внутренним состоянием организма и с тем, что окружает нас. Без этого фона мы бы оказались в пустоте.

Шизофренический аутизм в значительной мере связан с изоляцией эмоционального фона от действительности внешнего мира. Эмоциональная жизнь при шизофрении подчиняется своим законам, не зависящим в известной степени от влияния извне; отсюда проистекает ее отрыв от реальной ситуации, что вызывает у окружающих ощущение странности и чудачества наблюдаемых эмоциональных реакций (Pracoxgefuhl). Осцилляции эмоционального фона становятся внезапными, бурными, хаотичными, непредвиденными.

При циклофрении непосредственность контактов с действительностью как внешней, так и внутренней не нарушается; патология связана с чрезмерно высокой амплитудой колебаний эмоционального фона. Стабильность первой фазы информационного метаболизма оказывается нарушенной вследствие превышения допустимого среднего уровня при изменениях колорита. Воспользовавшись упрощенным сравнением, мы можем увидеть, что это происходит так, как если бы мы слишком сильно отклонили маятник часов. Состояние равновесия между эмоциональными состояниями разной полярности (приятным и неприятным) оказывается нарушенным. Характерные осцилляции эмоционального фона заменяются патологической стабильностью одного колорита: черного при депрессии и яркого при мании. Стабилизируются также эмоциональные установки.

Закрепление отрицательных эмоциональных установок является типичным для неврозов. Свойственная им статичность, неизменность эмоционального фона приближают неврозы к болезням циклофренического круга в смысле патологического изменения эмоциональных установок («запекание чувств»), от которых тяжело вернуться к равновесию изменений настроения и чувств.

<<   [1] ... [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] ...  [105]  >>