Поиск



Счетчики









А. Кемпинский. "Меланхолия"

Как уже ранее говорилось, автопортрет больного также сильно взаимосвязан с настроением. Краски автопортрета светлы в состоянии приподнятого настроения и становятся темными при пониженном. И наоборот, улучшение самооценки («автопортрета») вызывает повышение настроения, а ухудшение — его понижение. Неизвестно, не связано ли наблюдающееся у многих людей стремление успокоить свои ненасытные амбиции с желанием восстановить настроение, «поправив автопортрет». Таким образом, каждый успех становится как будто светлым мазком кисти, ложащимся на полотно автопортрета. Однако, что из этого, если светлый колорит начинает быстро темнеть и нужно опять добиваться новых успехов?

В известные периоды жизни образ самого себя отличается особой неустойчивостью, что, как правило, отражается на настроении. К таким периодам следует отнести юношеский возраст и возраст увядания. Переход от роли ребенка к роли взрослого человека связан с изменением прежнего «автопортрета». Вопрос «Какой я?» воспринимается с особой остротой. «Автопортрет» то темнеет, то светлеет, что явно взаимосвязано с изменчивостью настроения. Характерной для этого периода жизни является периодическая и, как правило, непродолжительная депрессия (хандра), с которой можно отчасти бороться, стараясь стабилизировать ее воздействие на «автопортрет» молодого человека.

В возрасте увядания склонность к подведению итогов жизни в целом не влияет благоприятно на «автопортрет», поскольку баланс жизни чаще оказывается отрицательным, чем положительным, что в свою очередь отражается на настроении. Негативное восприятие «автопортрета» в данном случае отличается большей стабильностью, чем в молодом возрасте, и поэтому пониженное настроение сохраняется значительно дольше. Нередко в этот период можно наблюдать рост амбиций, что является своеобразным механизмом компенсации ухудшения настроения и «потемнения» красок «автопортрета».

Характер эмоциональных отношений к самому себе тесно связан с характером эмоциональных отношений с окружающими. Одной из отличительных черт эмоций в сравнении с другими психическими функциями является то, что граница между субъектом и объектом восприятия не обозначена в явном виде. В процессах мышления и волевых актах такая граница приобретает большую определенность: субъект противопоставляется объекту восприятия, то что является «моим» строго противопоставляется окружению. В противоположность этому в эмоциях такая граница отличается большей неопределенностью, и свет эмоционального состояния пробивается наружу. Если человек с любовью относится к себе, то он с любовью относится и ко всему миру. Если он ненавидит себя, то его ненависть переносится и на окружающих. Субъект и объект восприятия не противопоставляются друг другу, а взаимодействуют друг с другом. Эмоциональный колорит распространяется в равной мере на обе стороны процесса взаимодействия: субъект и объект.

Затронутый вопрос можно дополнительно проиллюстрировать примерами ощущений, возникающих как реакция вины или обиды. Оба вида эмоций часто наблюдаются при неврозах. В случае ощущения чувства вины «автопортрет» «темнеет» под влиянием угрызений совести («судьи»), выполняющей у каждого человека функции важнейшего органа самоконтроля. Последствиями такой оценки является закрепление отрицательного отношения к самому себе.

В отличие от этого в отношениях к пострадавшим от нас, стараясь рассуждать логично, должны развиваться положительные эмоции, хотя бы как рекомпенсация за нанесенную им обиду. Однако такая ситуация обычно становится источником негативных эмоций вместо положительных. Данное чувство становится причиной душевных страданий и ощущения вины. Темный колорит «автопортрета» отражается на восприятии образа обиженного и, по мере усиления чувства вины, становится все более мрачным, так что в конце концов, нанесенная нами обида представляется в сознании чем-то вполне справедливым, потому что пострадавший сам это заслужил. Благодаря такой эмоциональной проекции, чувство вины ослабевает, а палитра «автопортрета» становится более светлой.

При возникновении чувства обиды негативные эмоции, кажется, должны быть сконцентрированы на ее внешней причине, однако чувства оказываются обращенными во внутренний мир и обиженный человек чувствует себя несчастным не только потому, что был обижен, но и вследствие ощущения отрицательных эмоций по отношению к самому себе. Насколько он ненавидит обидчика, настолько он начинает ненавидеть самого себя. Ненавидит за свои враждебные чувства к окружающим, за свою неспособность добиться справедливости, за то, что окружающие его не понимают и т. д.

Как и в случае чувства вины, так и в случае чувства обиды приходится сталкиваться с пониженным настроением, вследствие «потемнения» «автопортрета» и под воздействием груза негативных эмоций, с проекцией как во внутренний, так и во внешний мир. Если больной благодаря беседам с врачом сумеет понять происхождение своих эмоциональных установок и приобрести способность оценить их со стороны, то его настроение, как правило, улучшается.

При невротических депрессиях, как правило, можно обнаружить закрепление отрицательных эмоциональных установок по отношению к окружающим или самому себе. И усилия врача должны быть направлены на то, чтобы их разрушить.

Большинство современных психиатров, специализирующихся в области лечения неврозов и, вследствие этого, невротических депрессий, пытается отыскать корни генезиса закрепления отрицательных эмоциональных установок в переживаниях детского возраста. Невротические конфликты более поздних периодов жизни возникают под влиянием базовых отрицательных эмоциональных установок, сформировавшихся в детстве или, скорее всего, еще в младенчестве. Таким образом, «трудное детство» лежит в основе любого нервного заболевания. Это утверждение впервые было сформулировано в концепции Фрейда, которая, получив дальнейшее развитие в США, возвратилась в Европу уже в американской версии и нашла здесь широкое распространение (похоже, что это одно из проявлений американизации нашего общества, не всегда положительного). Однако данный тезис требует к себе критического отношения.

Как, например, на основе данного утверждения можно объяснить известный факт проявления невроза только у одного члена семьи, несмотря на то, что все ее члены живут и воспитываются в условиях одной среды? Существует ли в природе «легкое детство» или можно говорить о наличии или

отсутствии условий развития ребенка в детстве, способствующих возникновению и закреплению негативных эмоциональных установок?

С раннего детства каждый человек по-своему воспринимает окружающую его действительность, и детство «трудное» для одного человека для другого может показаться идеальным. Эмоциональный колорит настоящего проецируется в прошлое. Когда под влиянием переживаемых в настоящее время или недавно пережитых невротических ситуаций этот колорит становится темным, то эти мрачные краски передаются колориту прошлого больного: детство его начинает восприниматься как трудное и полное обид. Когда невротическое состояние проходит, то, как правило, становится светлее и колорит прошлого, детство перестает быть «трудным» и радует в воспоминаниях яркими красками начала жизни.

Творческая фрустрация

Другим важным элементом, вызывающим невротическое ухудшение настроения, является невозможность реализации присущей человеку потребности творчества. Вероятно тот факт, что нервная система человека участвует в формировании практически бесконечного количества функциональных структур, указывает на то, что потребность в их реализации является принципиальным свойством человека. Таким образом, отношения типа «над» (потребность реализации в окружающей среде собственных функциональных структур и ее преобразования «по образу и подобию своему») в сочетании с отношениями типа «к» и «от», передающими характер базовых эмоционально-чувственных отношений к окружению, становятся основными компонентами структуры личности человека и влияют как на его развитие, так и на его отношения с окружением.

<<   [1] ... [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] ...  [105]  >>