Поиск



Счетчики









А. Кемпинский. "Меланхолия"

В мире животных такой обмен намного беднее, чем у человека, и полностью соответствует биологической иерархии ценностей. Из окружающей среды воспринимается только информация, имеющая определенное биологическое значение, создаются и реализуются только такие функциональные структуры (участвующие в информационном процессе), которые имеют биологическое значение для организма. Информационный метаболизм человека намного богаче его биологических потребностей, поэтому биологической иерархии ценностей ему уже недостаточно.

Человек, лишенный культурных традиций, мог бы потеряться в информационном хаосе и в хаосе собственных творческих возможностей создания функциональных структур. Подобная проблема информационной дезориентации и хаоса в патологической форме наблюдается при шизофрении. Мифы культуры, благодаря своей эмоциональной содержательности (компоненте веры), играют важную роль как своеобразные иерархические системы ценностей, под влиянием которых упорядочивается информационный метаболизм. Одной из характерных черт человека нашей цивилизации является отсутствие веры. Даже если он не принадлежит к какой-либо религиозной конфессии, то все равно очень часто выбирает миф, чтобы благодаря этому и в такой форме упорядочить свою жизнь и придать ей больший смысл. Таким образом, веру нельзя выбрать, она приходит сама, поскольку важнейшим элементом веры является ее эмоциональная компонента, а чувства невозможно выбрать, они приходят и уходят сами по себе.

Закат мифов приводит к тому, что современный человек остается предоставленным самому себе и намного острее чувствует одиночество, чем человек, принадлежащий другим культурам. Он вынужден самостоятельно устраивать порядок своей жизни и искать в ней определенный смысл. Но очень часто за его усилиями в этом направлении скрывается неверие, ощущение бессмысленности жизни, уверенность в том, что с его смертью все закончится, а также ощущение господствующего как во внешнем, так и во внутреннем мире хаоса, то есть в нем самом. Закат мифов всегда угрожает возникновением новых, нередко еще более абсурдных, чем имеющих многовековую традицию. Действительно, человеку трудно жить в хаосе, руководствуясь агностицизмом, поэтому он может легко поддаться «очарованию» нового мифа, подчас бессмысленного и даже преступного. Подверженность уверениям «лжепророков» является, быть может, самой большой опасностью современной культуры.

Проблема компенсации отрицательных эмоций и возможностей реализации творческих и трансцендентных потребностей, присущих человеку, является, скорее всего, важнейшей проблемой нашей культуры. В настоящее время невозможно предугадать, каким образом она будет решена, но от этого решения и способа решения зависит возможность выхода из кризиса, переживаемого нашей культурой. Данный кризис, как мы старались показать, отражается на жизни каждого отдельного человека, мешает ему радоваться жизни и в полной мере реализовывать свою жизненную энергию.

См. работу 137.

КОЛОРИТ

ГАММА ЧУВСТВ

Печаль

Если представление мира переживаний больного шизофренией затруднено вследствие его непохожести на обычный мир человеческих переживаний, то при депрессии трудности его описания связаны со специфическим темным колоритом, закрывающим этот мир, сквозь который можно увидеть только страх и печаль. Но долгом психиатра является необходимость войти в этот мир, и когда его глаза привыкнут к темноте, он сможет разглядеть то, что невозможно было разглядеть в первые мгновенья.

Изменение колорита является, несомненно, сущностью страданий больного. С наибольшей очевидностью данный факт подтверждается в случае циклофрении, когда по непонятным до сих пор для нас причинам происходят колебания жизненной активности, а вместе с ней изменения настроения или колорита жизни. Наблюдая за одним и тем же человеком в стадии депрессии, а позднее — в стадии мании, часто испытываешь впечатление, что имеешь дело с совершенно разными людьми, настолько изменение настроения меняет всего человека.

Для того чтобы понять, насколько представление об окружающем мире изменяется под влиянием настроения, особенно при патологических его изменениях, стоит взглянуть и сравнить картины Гойи, написанные в разные периоды. Одни, написанные в хорошем настроении, наполнены солнцем, их отличает богатство красок и радостная тематика, представляющая развлечения людей, сбор винограда и танцы. Другие — необычно унылы, в них обитают кошмарные чудовища, преобладают сцены насилия и образы, вызывающие отвращение.

Доминирует мрачный колорит и поразительные нагромождения сюжетов мерзости и жестокости жизни («Caprichos»).

При других формах депрессии (то есть, кроме циклофрении) на первый план могут выступать другие элементы переживаний больного, например, агрессивность по отношению к окружению и самому себе, тоска о личных утратах, безысходность, отчаяние и т. д. Тем не менее представляется, что и в этих случаях изменение колорита является наиболее существенной проблемой.

При депрессиях колебания колорита происходят в диапазоне от серого до черного. Интенсивность темных тонов позволяет установить: принадлежит ли еще депрессия области так называемой «малой психиатрии», или ее следует трактовать уже как невроз, или как депрессивный психоз. Установить такие отличия бывает очень трудно и часто для этого требуется дополнительный арбитраж. В зависимости от интенсивности колорита изменяется структура и тематика мира переживаний.

В отличие от острой формы шизофрении, которой свойственно необычайное богатство гаммы чувств, ошеломляющих своей необычностью, при депрессии их можно назвать убогими. Тремя основными «красками» эмоционального мира депрессии являются: печаль, подавленность, а также страх и агрессивность.

Подавленность (заторможенность)

Ослабление жизненной активности проявляется внешне как заторможенность. В первую очередь замедляются наиболее сложные процессы жизнедеятельности организма, требующие наибольших от него усилий, то есть принятия определенных решений. Любое решение становится чрезмерным для ослабленного больного. По мере углубления депрессии замедляются процессы памяти, нарушается ассоциативное мышление и мышление в целом. Больному трудно собраться с мыслями, он не в состоянии решить простейшей задачи: «Дни мои прошли; думы мои — достояние сердца моего — разбиты.» (Библия. Книга Ветхого Завета. Книга Иова. Гл. 17, стих 11).

Речь больного также становится заторможенной, заторможенность речи может перейти в форму мутизма (больной вообще может перестать разговаривать). Движения становятся скованными, тяжелыми и скупыми. Сила тяжести как будто берет верх над мышечной деятельностью, борющейся с гравитацией: уголки губ и глаз опускаются вниз, силуэт принимает характерную согбенную форму. В отличие от этого, в хорошем настроении у человека сила мышц уверенно побеждает силу тяжести. Далее торможение распространяется на многие вегетативные функции. Затем наступает двигательное беспокойство и даже возбуждение, когда становятся особенно сильными чувства страха и агрессии (depressio agitata).

Субъективно заторможенность воспринимается как ощущение подавленности. Некоторые больные убеждены в том, что вес их тела значительно увеличился. Подобные субъективные ощущения тяжести своего тела, очевидно, связаны с настроением. Веселый человек не ощущает веса своего тела, хотя на самом деле он может быть большим. Объективно его движения также отличаются легкостью. Печальный человек ощущает тяжесть своего тела и — несмотря на свой пониженный вес — может утратить легкость движений. Нельзя исключить того, что современная мода на похудение связана в известной степени с общим понижением настроения («здравствуй грусть»).

Чувство тяжести может быть локализовано в отдельных частях тела. Вспомним, например: «тяжело мне на сердце», «чувствую тяжесть в голове», «у меня руки налились свинцом» и т. д. Ощущение тяжести тела обратно пропорционально скорости формирования функциональных структур в сознании. Движения «тяжелой руки» — медленные, и она не в состоянии выполнять сложные мануальные функции. Наоборот, для «легкой руки» нет никакой сложности в выполнении самых трудных двигательных функций. Голова становится «тяжелой», когда мысли задерживаются на одном и том же и невозможно отыскать решение для любой проблемы, и «легкой», когда мысли легко рождаются и легко переходят от темы к теме. На сердце становится «тяжело», когда чувства его переполняют и невозможно от них избавиться.

<<   [1] ... [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] ...  [105]  >>