Поиск



Счетчики









А. Кемпинский. "Меланхолия"

Согласно мнению некоторых исследователей, в отличие от шизофрении, которая, как утверждается, чаще наблюдается у представителей низших социальных классов (возможно, что это происходит благодаря шизофренической деградации, вследствие которой больные оказываются внизу общества), депрессия чаще наблюдается у представителей привилегированных социальных классов. Если эти результаты хоть на долю процента соответствуют действительности, то это подтвердило бы значимость групповых связей для профилактики депрессии, поскольку известно, что чем выше место в социальной иерархии, тем слабее групповая связь. Как известно, владыки одиноки.

У так называемых «примитивных» народов часто встречаются ипохондрические формы депрессии и ипохондрический бред. Случаи ипохондрической депрессии нередки и в нашей культуре, они могут быть чаще у так называемых «простых» людей (из-за этого не всегда удается понять необразованных людей, не знакомых с нормами культуры; данное обстоятельство не всегда принимается к сведению в психиатрии). Но они также нередки и у людей образованных и знакомых порой с самыми рафинированными формами культурного поведения. Более того, за последние несколько десятков лет можно обнаружить своеобразную «ипохондризацию» как среди психических здоровых людей, так и среди больных, причем это явление наблюдается в разных диагностических группах (помимо депрессии «ипохондризация» наблюдается при неврозах, шизофрении, психоорганических комплексах). Для того чтобы в этом убедиться, достаточно прислушаться к разговорам людей среднего и старшего возраста, темой которых часто становятся физические недомогания, врачи, недостатки здравохранения и т. д. В журналах темы здоровья и заболеваний относятся к разряду «горячих», популярные медицинские публикации пользуются большим читательским спросом.

У так называемых «примитивных» народов и «простых» людей ипохондрическую тенденцию можно объяснить особым для них значением тела и физической силы, что в свою очередь связано с физическим трудом. Сильное и здоровое тело является для них условием существования. Кроме того, такие люди часто испытывают трудности в выражении своего психического состояния, своих чувств, настроений, душевных страданий. Наша речь, как высшая форма движения, является наиболее сложной формой внешней активности, поэтому ей свойственна направленность в окружающий мир, а не во внутренний мир и на собственные психические ощущения.

Эти слова относятся к широкому диапазону состояний психики, их оттенков и напряженности (любовь, ненависть, страх и т. д.). Наш словарь применительно к описанию психических состояний намного скромнее, чем словарь, связанный с явлениями окружающего мира. Легче выразить свои страдания понятиями, относящимися к физической боли, чем к душевной. Это вполне понятно и больному и окружающим. У образованных людей не возникает особых проблем при вербализации своих ощущений, однако, для них тело может иметь иное (невротическое) значение.

Для нашей цивилизации характерным является своего рода пренебрежительное отношение к пожилым людям. Наша цивилизация — это цивилизация динамичных, энергичных и молодых, несмотря на то, что жизнь в современных условиях требует минимальных физических усилий и отличается большим высоким комфортом, чем жизнь в условиях примитивных цивилизаций. Человек боится собственной старости, дряхлости, непривлекательности. Благодаря глубокому проникновению техники в нашу среду обитания мы и к своему телу относимся как к механизму: «машинка» работает или хорошо, или плохо. Мы ее «ремонтируем», «заправляем» различными химикалиями, и она работает дальше.

Кроме того, правила социального общежития требуют скрывать свое настроение и чувства, необходимо «хранить свое лицо» — «keep smiling». Легче вызвать сочувствие окружающих, демонстрируя свои физические страдания, чем душевные, последние принадлежат только самому себе. Поэтому душевные страдания нередко принимают форму страдания физического. Часто под физическими недомоганиями маскируется скрытая депрессия (depressia larvata). С депрессиями этого типа люди отправляются преимущественно к терапевтам, и зачастую такое состояние вначале трактуется как соматическое заболевание. Иногда точный диагноз становится возможным только тогда, когда физические боли и плохое самочувствие удается устранить назначением антидепрессивных средств (тимолептиков). Постановка точного диагноза и лечение намного труднее, если депрессия сопутствует соматическому заболеванию, например, язве желудка, воспалению желчного пузыря, язвенному колиту, повышенному артериальному давлению, бронхиальной астме, нарушенному кровообращению, ревматизму и т. д.

Проблема болевой чувствительности по-прежнему остается открытой. Общеизвестно, что эмоциональный фон может повысить или понизить порог болевой чувствительности. В состоянии эмоционального возбуждения можно вообще не чувствовать боли. С понижением настроения обычно понижается и порог болевой чувствительности: у печального человека все болит, он хуже переносит болезненные травмы. Часто депрессии начинаются симптомами физического недомогания и только позднее становится заметным пониженное настроение.

См. работы: 87, 88, 111, 186, 235, 337, 339, 405, 515, 517, 518, 520, 528, 542, 607, 656, 700, 711, 715.

«Вездесущесть» депрессии

Анализируя многочисленные попытки составить классификацию депрессии, порой невозможно избавиться от впечатления, что это вездесущий болезненный комплекс, поскольку помимо циклофрении, при которой патологические изменения настроения являются основным признаком, с пониженным настроением можно встретиться практически во всех других болезненных комплексах. Нередко симптомы депрессии выступают на первый план, что серьезно затрудняет диагностику. Например, до сих пор в течение многих лет продолжается научный спор о проблеме, является ли инволюционный психоз отдельным заболеванием или нетипичным проявлением эндогенной депрессии, а изменения ее клинической картины (бред вины, преследования, зависти и т. д.) связаны с тем обстоятельством, что она наблюдается в пожилом возрасте.

В психиатрической практике нередко приходится сталкиваться со значительными трудностями при выделении циклофрении и шизофрении; часто однозначное заключение оказывается вообще невозможным, и в одной больнице ставят один диагноз, а во второй другой. Иногда бывает трудно отличить мягкую форму депрессии от невроза, особенно когда депрессия наблюдается у людей со свойствами психастенической или ананкастической личности. У пациентов этого типа легко возникают невротические эмоциональные установки («залегание чувств»), поэтому можно легко мягкую форму депрессии принять за невроз. С другими особенностями можно столкнуться в случае синтонических или циклотимических типов личности (по типологии Кречмера), которые, по мнению этого психиатра, наиболее склонны к циклофрении. У них благодаря высокой степени адаптации социального поведения к своему окружению и относительно высокой организации психики невротические «приметы» неочевидны; после того как восстанавливается обычное настроение этих пациентов можно считать идеалом психического здоровья; можно было бы даже сказать, что они отличаются «патологическим психическим здоровьем».

Под влиянием суггестивной концепции Кречмера эндогенную депрессию часто связывают с циклотимическим типом личности. Последние исследования показывают, что это заболевание встречается также и у других типов личности, особенно близких к ананкастическому. Обычно это люди с повышенным чувством ответственности, «порядочные», с чистой совестью, строго придерживающиеся социальных норм, нередко отличающиеся своим упрямством. По мнению психоаналитиков они приближаются к «анальному» типу личности. Из триады черт, свойственных этому характеру (аккуратность, упрямство, скупость), они обладают двумя первыми. По характеру отношений зависимости от окружающей социальной среды (отношений симбиоза) они также приближаются к «оральному» типу личности.

Пониженное настроение является достаточно типичным при неврозах, и оценка имеем ли мы дело с невротической депрессией или же с другой разновидностью неврозов носит количественный, а не качественный характер. При шизофрении понижение настроения часто наблюдается в начальных фазах болезни, особенно когда болезнь начинается медленно и незаметно, а также, как правило, в последних фазах, когда человек измучен болезнью и оказывается один на один перед пустотой собственного и окружающего мира. Настроение депрессии не относится к числу редких и в случае так называемых психоорганических комплексов, в любом случае оно наблюдается намного чаще, чем повышенное настроение (euforia, moria). В последние десятилетия отмечается особенный прогресс этой тенденции. Понижение настроения в психоорганических комплексах можно объяснить общей беспомощностью, понижением умственных способностей, легкостью проявления «катастрофических реакций» Гольдштейна, то есть сильного эмоционального возбуждения, обычно связанного с упадком сил под влиянием нередко вымышленных трудностей (страха, вызванного ощущением беспомощности и невозможности отыскать выход из данной ситуации).

<<   [1] ... [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] ...  [105]  >>