Поиск



Счетчики









А.В. Толстых. «Наедине со всеми: о психологии общения»

Как правило, кризис трех лет проходит без особых осложнений, в частности потому, что он разрешается в переходе к удивительной форме деятельности — ролевой игре, которая захватывает малыша и ведет за собой его развитие на протяжении последующих трех лет.

Игра в жизни ребенка

Итак, ребенок овладел некоторыми культурными способами действия с предметами — многое не составляет для него тайны — ложка, одежда, горшок, более сложные аппараты — телефон, телевизор ит. д., которыми он может пользоваться, даже не зная их устройства. Но как быть, например, с автомобилем, где он сидит, ездит, не умея управлять; с веслом, которым не может грести (силенок маловато); с магазином, где ему покупают игрушки (ему, а не он сам), — словом, с широчайшим полем человеческих предметов и отношений, в которые он уже включен, наблюдает их, но не может пока самостоятельно участвовать. Ребенок не без вздоха сожаления замечает, что никто не собирается его учить пользоваться этими предметами и отношениями. А ему хочется, напомним, действовать самостоятельно («Я сам!»).

И тут на выручку приходит игра, где стирается эта, казалось бы, непроходимая граница между «хочу» и «могу». В игре ребенок может делать все то, что ему еще недоступно в реальной жизни: управлять автомобилем (автобусом, поездом, самолетом и т. д.), грести на лодке — да что там лодка! — «повести» по безбрежным водным просторам хоть океанский лайнер.

Игра выполняет фундаментальные функции в психическом развитии ребенка, ведет за собой этот процесс, образуя ту «зону ближайшего развития», двигаясь в которой ребенок продолжает совершенствовать свои способности, а в конечном счете — свою личность.

Будучи свободным в выборе сюжета для игры, ребенок легко переходит от одной предметной среды к другой. В игре все может превратиться во все: ложка в телефонную трубку, телефонная трубка в радиостанцию полярной экспедиции, диван в Северный полюс, плед в ковер-самолет, стул в кресло водителя и т. д. Эта удивительная способность к замещению реальных предметов их знаками (используя другие предметы окружения) пригодится малышу в будущей жизни (прежде всего в школе). На определенное время ребенок становится всемогущим, практически неограниченным в своей власти над предметной сферой человеческой жизни: ему достаточно сказать, глядя на стол, — «это космодром» — и в считанные минуты с его стартовой площадки начинают взлетать звездолеты!

У игры дошкольника есть еще одно существенное качество — она преимущественно ролевая. Придумывая разнообразные сюжеты для игры (в магазин, в больницу, в дочки-матери), ребенок легко меняет необходимые для нее роли (роль мамы на роль дочки, продавца на покупателя, больного на врача), осваивая характер отношений взрослых. Ибо мама кормит дочку и никак не наоборот, продавец продает товары, а покупатель покупает — иначе быть не может. Дети внимательно следят за тем, чтобы правила игры не нарушались, так как для них игра — это очень серьезно. Кем только не бывает в течение дня один и тот же малыш: полярником, продавцом мороженого, таксистом, дворником, земледельцем, лифтером, солдатом, летчиком — кем угодно.

Таким образом, игра по сути дела новый и очень смелый шаг в познании совокупности человеческих отношений, этап самопознания. В ней открываются самые неожиданные свойства личности ребенка. Известно, что дети не любят, а часто и не могут выполнять элементарные действия по самообслуживанию, скажем, самостоятельно одеваться. В игре же они, часто к изумлению родителей, одеваются столь быстро и сноровисто, что только диву даешься. Или другой пример. Маленькие дети — большие непоседы, и никакими увещеваниями нельзя заставить их в течение даже короткого времени спокойно посидеть. В игровой ситуации ребенок может часами стоять «на посту» (вспомним известный рассказ Леонида Пантелеева «Честное слово»). Следовательно, в игре у ребенка формируется способность к произвольной деятельности, к саморегуляции, о важности которых в психическом становлении вряд ли необходимо подробно говорить. Интересно, что первоклассники в отличие от дошкольников с трудом могут высидеть урок, хотя превосходят последних по уровню психического развития. Просто они находятся не в ситуации игры, а в роли реальных школьников и лишены того «приспособления» (выражаясь языком актерской школы К.С. Станиславского), которое помогает им вести свою роль по сценарию школьной жизни.

Итак, значение игры в психическом развитии ребенка трудно переоценить. Она тренирует память, восприятие, волю, мышление, будит фантазию. Осваивая в условно-игровой форме предметный мир человека и его общественные отношения, позволяет достичь существенного прогресса в развитии психических функций.

Первый раз в первый класс

1 сентября улицы городов и сел заполняют нарядные дети с букетами цветов. Среди них выделяются самые маленькие — первоклассники.

С началом школьного обучения изменяется весь строй жизни ребенка. Во-первых, он начинает выполнять общественно важную деятельность, значимость которой соответствующим образом оценивают окружающие: если игру ребенка родители могли прервать в любой момент, считая, что пора есть или спать, то к выполнению домашних заданий взрослые относятся с уважением. Учеба, как деятельность с ярко выраженной общественной значимостью, ставит ребенка в новую позицию по отношению ко взрослым и сверстникам, меняет его самооценку, определенным образом перестраивает взаимоотношения в семье.

Во-вторых, школьная жизнь требует систематического выполнения ряда обязательных правил, которым подчинено поведение ребенка. Его отношения с учителем мало чем напоминают задушевноинтимный контакт с родителями и воспитателями детсада, ибо они жестко регламентированы необходимостью совместно-разделенной деятельности, организацией школьной жизни. Подчинение этим правилам требует от ребенка умения регулировать свое поведение, выдвигает существенные требования к производительной деятельности, умению подчинять ее сознательно поставленным целям.

И, наконец, в-третьих, систематическое школьное обучение связано с овладением основами знаний, научным способом мышления, его особой логикой. Понятия, которые ребенок осваивает в школе, отличаются от житейских представлений прежде всего тем, что они дают научную картину мира с объективно-общественной позиции. То, что ребенок раньше воспринимал в основном чувственно и фиксировал в своем мышлении чисто эмпирически — как вещь с известным набором признаков, теперь должно получить научное осмысление, т. е. предстать таковым, каковым является данный предмет или явление объективно для человеческого познания. Ребенок под руководством учителя оперирует научными понятиями, усваивает их. Результатом этой деятельности являются изменения личности ребенка, развитие его способностей, прежде всего к обобщенным действиям в сфере научных понятий.

Младший школьный возраст (7—11 лет) — особый этап превращения человека в личность. Духовный мир дошкольника основан на сведениях; духовный мир младшего школьника знаменует собой начало «восхождения к понятию», следующую ступень его обособления — обособление индивида как мыслящего существа, движение к субъективности мыслящего человека, выражающей объективно научный взгляд на мир. Отсюда и главный смысл учения — переход от чувственного созерцания к абстрактному мышлению. С помощью этого мощнейшего орудия человеческого познания ребенок оказывается способным овладеть широкой совокупностью научных знаний, расширить свои представления о мире и тем самым подготовиться теоретически к будущему действию в мире человеческих предметов и отношений. На более поздних стадиях своего развитая, когда на переднем плане его деятельности будут иные потребности и интересы, умение учиться будет ему необходимым для пополнения знаний.

Итак, за 3—4 года ребенок научился учиться, привык к школе, наладились отношения с учителями и сверстниками. Полным ходом идет освоение сокровищницы человеческих знаний. Кажется, все дышит благополучием. Но это затишье перед бурей. Заканчивается детство, грядет переходная пора в развитии личности — отрочество.

После детства

Подросток — «дитя на подросте» (по Далю). Однако разве подросток — это всего лишь растущий ребенок? Вряд ли, поскольку одними трудностями роста нельзя объяснить те противоречия и проблемы, которые проявляются «после детства», доставляя так много волнений, беспокойств и тревог взрослым и самим подросткам.

«Уже не ребенок — еще не взрослый» — эта формула наглядно выражает суть переходного характера подросткового возраста. Ведь отрочество — это такое состояние, когда человек уже расстался со счастливой порой детства, но еще не нашел себя в жизни взрослой. Жизнь подростка всегда на грани безвозвратно уходящего (детства) и ожидаемого грядущего (взрослости). И поэтому душа его смущена — он ощущает себя в мире и мир в себе преимущественно как представление, как идеал своего существования, вынесенный за скобки его непосредственной жизнедеятельности. Он как бы не замечает очевидного: того, что он реально счастлив, поскольку живет полной, напряженной жизнью, его тело исполнено жизненных сил, а дух способен к высоким поступкам — к подвигу, бескорыстному служению цели, самоотверженности.

<<   [1] ... [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] ...  [39]  >>