Рекомендуем

http://tdgruzovik.ru

Гидроабразивная резка в нижнем новгороде Толщина материал

Поиск



Счетчики









А. Кемпинский. "Меланхолия"

Положительные чувства по отношению к окружению можно определить так же как разновидность связей между человеком и окружением, а значит и с самой жизнью. Благодаря положительным чувствам установка «к» преобладает над установкой «от», а это неравенство является необходимым условием информационно-энергетического обмена. Кажется, что в мире животных действует тот же самый закон. То что отрицательные чувства, как правило, вызывают ухудшение настроения, можно объяснить тем, что они угрожают отношениям (связи) человека с жизнью, вследствие чего человек становится как бы «мертвым» и «умирает» окружающий его мир.

К наиболее характерным ситуациям, вызывающим закрепление отрицательных эмоциональных установок по отношению к окружению, следует отнести утрату предмета любви, чувство обиды и ощущение собственного бессилия. Любовь придает жизни колорит и если предмет любви утрачен, то и весь мир погружается в темноту. Предметом любви чаще всего бывает другой человек, реже любимое животное, некоторые вещи (например, коллекция для собирателя или деньги для корыстолюбца), социальное положение для честолюбца. Утрата предмета любви вызывает ощущение, будто земля ушла из-под ног. Человека охватывает пустота, и он не видит больше смысла своего существования, поскольку предмет любви был для него тем, что связывало его с жизнью.

Установка «к» восходит к сущности второго биологического закона. Каждое живое существо ищет возможность соединения с окружающим миром для продолжения рода. Если любовь к другому человеку оказывается безответной, то она переносится на предмет — «заместитель». Что касается депрессивной реакции, то нет большого различия в том, что было утрачено: был ли этим предметом другой человек или животное, материальный объект или нечто социально значимое и т. д. Реакция зависит от силы эмоциональной связи, а не от качества объекта чувств.

Потеря любимого человека может наступить как вследствие его смерти или (что бывает чаще всего) — вследствие изменения положительных чувств на отрицательные. Худшим (с точки зрения психиатрии) является второй пример. В случае смерти любимого человека его образ, казалось бы, должен остаться неизменным, но зачастую он идеализируется и становится еще прекрасней. Человеческая способность отрываться от конкретности жизни (абстрактная установка) позволяет осознать, что несмотря на смерть любимого, можно продолжать жить и даже любить. Таким образом эмоциональные связи с внешним миром сохраняются. В этом случае человек живет одновременно как бы в двух ипостасях действительности. Одна из них (наиболее близкая его сердцу) — это та, в которой он по-прежнему общается с умершим, а вторая — это реальный мир, ставший для него чужим и враждебным, так как напоминает о том, что любимого человека больше нет.

Если характер эмоциональных отношений изменяется и оказывается устойчивым, а не является осцилляцией чувств между двумя полюсами, что характерно для любых сильных чувств, то положительная эмоциональная связь с окружением может окончательно нарушиться, поскольку исчезает возможность сохранения идеализируемого образа бывшего предмета любви. На прошлом ставится крест, старые чувства вызывают только отвращение к самому себе, оказавшемуся «таким слепым и глупым». Необходимо подождать, когда возникнут новые эмоциональные связи, и это, как правило, быстро наступает.

Если после смерти возлюбленного эмоциональные связи с ним сохраняются в плоскости абстракции, но их характер остается прежним, то в случае потери любимого человека вследствие изменения характера эмоциональных отношений связь с ним может сохраниться благодаря силе влияния отрицательных эмоций. В таком случае людей связывает не любовь, а ненависть. Союз ненависти может быть даже сильнее, чем союз любви. Динамичность отрицательных эмоций захватывает, и человек уже не может вырваться из этих отношений быть может потому, что тогда он окажется в эмоциональной пустоте.

Подобные отношения наблюдаются у многих супружеских пар, реже — в отношениях матери и ребенка (так называемая неразлучная любовь), свидетельствующих о том, что эмоционально-возрастная «пуповина» все еще их связывает. «Ребенок», которому бывает подчас несколько десятков лет, по-прежнему остается ребенком для его матери, посвятившей ему всю жизнь. Обычной для такого типа отношений является их амбивалентность. Иногда отрицательные эмоциональные связи присутствуют в отношениях сослуживцев, чаще всего в отношениях подчиненного и начальника (преследуемый не может жить без своего преследователя).

Негативные эмоциональные связи с окружением могут быть весьма сильными, но они, как правило, оказывают отрицательное влияние на питающие их чувства. Ненависти вообще нельзя давать волю, а если это происходит, то она оказывается ненасытной. Каждое проявление ненависти только ее усиливает. Вследствие генерализации сильных эмоций весь мир становится ненавистным и острое жало ненависти обращается в сторону самого человека, давшего свободу этому чувству. Испытывая ненависть ко всему миру, он ненавидит и себя. Нет ничего удивительного в том, что такой человек чувствует себя несчастным.

Если утраченным предметом любви является не человек или животное, а неживой объект или социальный статус, эмоциональная ситуация развивается иначе, поскольку в такого рода эмоциональных привязаностях доминирующей является потребность обладания, а не жажда любви. Пустота, возникающая на месте утраченного объекта чувств у такого человека, это пустота утраченных владений. Окружающее пространство свертывается потому, что из него исчезает то, что было своим и самым важным. По отношению к окружающему миру возникает чувство сильной обиды, потому что именно он отобрал то, что считалось самым дорогим.

Утрата предмета, на который распространялась власть и чувство собственности отражалась прежде всего на «автопортрете», поскольку власть и собственность были основными факторами, укреплявшими его. Ощущение собственной значимости было тесно связано с собственностью и властью. В этом заключается основная ошибка при самооценке и утверждении «автопортрета». Люди, чьи чувства направлены на материальные предметы или на место в социальной иерархии, часто обнаруживают трагическое отсутствие уверенности в себе, которое пытаются компенсировать искусственным расширением пределов своего мира за счет включения в его состав атрибутов власти и собственности. На этой территории они чувствуют себя в безопасности. Установление нормальных эмоциональных контактов с окружением часто является для таких людей невозможным, поскольку они чувствуют себя здесь слишком неуверенно. Ощущение безопасности приходит к ним только на территории их собственных владений. Когда эта почва уходит у них из-под ног, они чувствуют себя погибшими и окруженными преследователями со всех сторон.

Исчисление правдоподобия (ожидание)

Отношения живого организма с окружением базируются на своеобразном исчислении правдоподобия. Организм уже заранее как бы «понимает», что его определенное поведение может вызвать соответствующую реакцию окружения. Посаженное в землю зерно «рассчитывает», что будет расти, располагая в достаточной степени необходимыми для своего развития химическими веществами, при благоприятных температурных условиях и получая достаточное количество солнечной энергии. Звереныши, устремляясь к своей матери, «рассчитывают», что она их накормит, защитит от грозящей им опасности и т. д. Слово «рассчитывают» выбрано только для выражения биологического исчисления вероятности, которое передает существо отношений организма с окружением и то, как он осуществляет планирование будущего.

У человека только некоторые отношения опираются на осознанную оценку правдоподобия. Большинство из них строится на бессознательном «ожидании». Вдыхая воздух, мы предполагаем, что он содержит кислород, необходимый для жизни. Отправляя в рот кусок пищи, мы предполагаем, что это нечто съедобное, а не отравленное. Опуская ноги на землю, мы рассчитываем, что она не уйдет у нас из под ног и т. д. Такого рода предположения не делаются применительно к отношениям нашего организма с окружающей средой, считающимся надежными и устойчивыми настолько, что наша уверенность в том, что реакция окружения примет определенную форму, достигает 100%. Хотя даже при стопроцентной уверенности в характере отношений организма с окружающей средой, могут проявиться нарушения, вызывающие отклонения от прогнозируемого состояния структуры: воздух может быть отравленным, пища несъедобной или вредной, земля может уйти из-под ног и т. д. Тогда «ожидание» становится осознанным.

<<   [1] ... [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] ...  [105]  >>