Поиск



Счетчики









А. Кемпинский. "Меланхолия"

Таким способом происходит формирование первичного «морального кодекса» человека. Как известно, Салливан первым отметил, что родители не могут быть плохими. Ребенок скорее готов принять утверждение, что плохой он сам, чем допустить «аморальность» своих родителей, следствием чего может стать возникновение угрозы самим основам морального порядка, поскольку его родители являются стержнем этого порядка одинаково как в отношении к окружающему миру, так и в отношении к системе самоконтроля (суперэго).

Благодаря тому что первые годы жизни человека характеризуются недоступностью записей в памяти, полученных в этом возрасте, в более поздний период жизни сознание человека не испытывает непосредственного воздействия пертурбаций, вызванных диспропорцией суперэго. Тем не менее совесть подсознания оказывает влияние на общее настроение человека, на его сновидения, иногда проявляется вопреки его воле в реакциях на окружение и т. д. Нередко человек становится настоящим невольником неизвестных ему сил, скрывающихся в нем самом.

Можно допустить, что прежде чем сознание достигнет определенного уровня развития, должны пройти две фазы психического развития. Первая — самая ранняя, вероятно возникающая еще в период внутриутробного развития, связана с самим фактом существования и соответствует фрейдовскому понятию ид. Вторая, формирующаяся в начале взаимодействия с социальной средой, связана с развитием системы самоконтроля и соответствует фрейдовскому понятию суперэго. Очевидно, что это только гипотезы, подтверждение которым может быть найдено с большим трудом, а может быть и вовсе недоступно, поскольку сомнительно, удастся ли проникнуть в мир переживаний маленького ребенка и тем более плода.

Усиление чувства вины является достаточно характерным явлением при депрессиях. Чувство вины, многократно усиливаясь, приобретает чудовищные формы, как это наблюдается, например, при мании греховности или при некоторых ипохондрических комплексах, когда болезнь воспринимается как наказание за совершенный грех и т. д. Можно предположить, что в состоянии депрессии легче происходит объединение совести в сознании и подсознании, и поэтому ощущение вины приобретает такие гипертрофированные формы. Темный колорит депрессии как бы облегчает слияние структур дня и ночи (сознательного и бессознательного).

С другой стороны, возросшее и укрепившееся в сознании чувство вины ведет к депрессии. Колорит «автопортрета», а вслед за ним и всего эмоционального мира становится темнее. Чувство вины и ощущение обиды являются наиболее распространенными причинами невротических депрессий. Похоже, что при неврозах проблема морального самоконтроля занимает особое место. Отражается это и на характере эмоциональных отношений врача и невротика. В случае невроза врачу очень трудно бывает сопротивляться желанию выразить моральное осуждение больного. На это оказывает дополнительное влияние тот факт, что невротик считается принадлежащим к кругу нормальных людей и потому способным нести моральную ответственность за свои поступки и форму выражения своих эмоций. Однако можно предположить, что существуют нарушения функций механизма морального самоконтроля, вызывающие прежде всего возникновение особой установки по отношению к невротикам, вследствие которой человек, находящийся в контакте с ними, помимо своей воли становится моралистом, что, очевидно, неблагоприятно отражается на ходе лечения.

См. работы 285, 632.

Примечания

* интернетизация или интериоризация — синоним интроекции — переход «извне» «внутрь», от объекта — внутрь объекта.

Моральный порядок

Если в других, менее сложных областях жизни, система самоконтроля функционирует достаточно эффективно, то в области морального порядка она нередко подводит, что особенно хорошо заметно в случае неврозов. Возникающий моральный порядок отличается необычайной изменчивостью, зависит от настроения и эмоциональных установок и угрожает наиболее уязвимым местам в отношениях с другими людьми и с самим собой. Кроме того, нарушения такого порядка легко распространяются на самые глубокие уровни системы самоконтроля, находящиеся за пределами сознания (совесть подсознания, суперэго). Таким образом, существует естественная предрасположенность к искажению и гиперболизации моральных аспектов «автопортрета».

Решения, относящиеся к вопросам морального порядка, являются в общем случае самыми трудными, поскольку затрагивают наиболее сложные реакции социального окружения, от которого в свою очередь зависит и наиболее значимая оценка в последней инстанции собственной личности. Поэтому принятие подобных решений можно считать высшим испытанием человека. Поэтому решения морального порядка требуют наибольших усилий и предельного напряжения, связанного с сомнениями при выборе предпочтительных вариантов противоположных функциональных структур. Возникает глубочайшая пропасть между «добром» и «злом». Но такое разделение является необходимым для принятия решения морального порядка. И чем труднее вопрос, тем глубже граница, разделяющая альтернативные решения, поскольку такой контраст облегчает их выбор. Однако то, что оказалось отвергнутым, не исчезает из нашего сознания, а сохраняется в нем как один из нереализованных вариантов и, может быть, даже более близкий нашему внутреннему миру, чем тот, который был реализован.

Поскольку реализация функциональных структур связана с тем, что они становятся затем элементами жизни человеческого сообщества и уходят во внешний мир, то это «обобществление» лишает их свойств индивидуальности и персональной принадлежности. В то же время нереализованная функциональная структура в силу только одного факта, что она сохранилась в пределах границ внутреннего мира, является более индивидуальной и принадлежит «сфере интимного» данного человека, а потому оказывает большее влияние на формирование его «автопортрета». Все это оборотная сторона медали нашего сознания или «тень» по Юнгу, свойственная в большей или меньшей степени каждому человеку.

У людей, обнаруживающих большую нерешительность при принятии решения, с характерными чертами интровертного типа «тень» является более сильной, чем у экстравертов, решения которых отличаются большей импульсивностью. Исключенный вариант решения обладает способностью перемещения из области сознательного в область бессознательного. Поскольку сознание должно быть обращено к действительности, то есть к выбранным для реализации функциональным структурам, постольку то, что оказалось отброшенным как неприемлемое, должно покинуть пределы сознательного.

Вытеснение функциональных структур за пределы сознательного несет в себе опасность активизации структур, существующих в подсознании. То, что оказалось вытесненным из сознания, как бы обрастает содержанием бессознательного и поэтому нередко приобретает гипертрофические размеры. Вероятно, именно здесь имеет свое начало двойственность человеческой природы. Человек примерного поведения должен подавлять в себе потенциально «плохие» функциональные структуры, но они, вытесненные за пределы сознательного, инициируют деятельность бессознательного, растут в своих размерах, приобретая чудовищные формы, и оказывают соответствующее влияние на формирование «автопортрета». Вследствие этого человек нередко видит себя в гораздо худшем свете, чем тот, чья деятельность отличается большей спонтанностью, а потому складывается как из «хороших», так и из «плохих» функциональных структур. Иногда человек пытается отбросить «оборотную сторону медали», считая, что зло, обнаруженное в себе самом, не имеет к нему отношения. Что это кто-то другой, укрывшийся в нем самом, провоцирует рождение «плохих» мыслей и даже его дурные поступки. Члены одной из религиозных сект раннего средневековья (манихеи) верили, что греховны не мы сами, а какая-то иная натура, скрывающаяся в нас.

Решение проблемы «обратной стороны медали» играет важную роль в психотерапии. Психиатр должен помочь больному выявить и принять к сведению наличие подавленных «плохих» наклонностей. Благодаря этому они извлекаются наружу, то есть реализуются и воспринимаются человеческим сообществом, а потому теряют свою разрушительную силу. После такого «очищения» настроение больного, как правило, улучшается, поскольку подавляемые функциональные структуры, инициирующие деятельность структур бессознательного, привносят вместе с собой в эмоциональный колорит мира больного и в первую очередь в колорит его собственного образа цвета ночи. «Грехи», совершенные в мыслях, обычно кажутся более тяжелыми, потому что они отличаются большей интимностью и сокровенностью, а потому они легче вытесняются в область бессознательного, чем совершенные словом или делом и потому принадлежащие внешнему миру.

<<   [1] ... [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] ...  [105]  >>