Поиск



Счетчики









А. Кемпинский. "Меланхолия"

Отличительной чертой нормального колорита жизни можно назвать изменчивость. В серости или черноте депрессии образ мира и самого себя перестает переливаться различными красками и застывает. Переживания больного обращаются вокруг одной и той же темы. Трудно, конечно, утверждать, что страдающий депрессией становится философом, однако именно философским размышлениям свойственна определенная статичность. Необходимо оторваться от течения повседневной жизни и углубиться в размышления над одним вопросом. Возможно, что именно с этим связано впечатление о том, что печаль сопутствует мудрости.

Однако при депрессии вследствие общего ослабления жизненной активности творческие способности значительно ослабевают. И хотя во время депрессии человек может произвести впечатление более мудрого, чем он кажется в обычном состоянии, эта «мудрость» ничего с собой не приносит. Если при шизофрении неоднократно отмечались случаи взрыва творческих способностей, то при депрессии наблюдается противоположное — их полное угасание. Это может стать дополнительной причиной ухудшения настроения у людей, чья деятельность связана с творческим трудом (артисты, литераторы, ученые и т. д.). Даже при легких депрессиях творческие способности ослабевают. Часто это является первым симптомом приближающейся депрессии.

Хотя во время депрессии и обнаруживается способность к «философскому» взгляду на жизнь, однако эта способность ничего не приносит с собой, поскольку творчеству необходим соответствующий уровень жизненной активности. Тем не менее знакомство с темной стороной жизни, скрывающейся под красочным покровом, учит человека тому, что «не все золото, что блестит». При депрессии множество забот, с которыми приходится считаться в обычной жизни, теряет свое значение. Успех, житейское везение, похвала людей, так радующих человека в его обычной жизни, в этом состоянии не приносят радости, а их значение падает до нуля.

С «философской» точки зрения множество дел, из-за которых человек особенно хлопочет, собственно говоря, никакой ценности не представляет, но часто именно они побуждают человека к жизненному усилию. Без них он мог бы поддаться внутренней инерции, противопоставленной динамике жизни. Эта проблема особенно заметно проявляется у пожилых людей. Их жизненная активность ослабевает, и поэтому обычные каждодневные заботы требуют от них больших усилий, чем от молодых людей. И все-таки они хлопочут по поводу тех же самых мелких забот, поскольку именно они спасают их от печали старости и ощущения бессмысленности всего происходящего.

При депрессии, хотя это и звучит парадоксально, человек приближается к границе между жизнью и смертью. У этого предела обесцениваются многие драгоценности, которые так жадно хранились на старость и которые нередко в течение прошлой, полнокровной жизни приобретали значение несоизмеримо большее их действительной ценности. Амбиции, успех, борьба за положение в обществе или за материальное благополучие и т. д. — все заботы, поглощающие внимание любого человека в повседневной жизни, во время депрессии совершенно теряют свое значение. Как будто неожиданно открывается иллюзорность человеческих стремлений и ничтожность человеческих радостей. Человек во время депрессии задает себе вопрос, какой смысл все это имеет. И уже сама постановка вопроса имеет философский аспект. Отсюда и происходит убежденность в мудрости печали.

В обычной жизни изменчивость колорита связана с тем, что центральное место в сознании занимают то вопросы, имеющие положительный знак (доставляющие удовольствие), то вопросы, имеющие отрицательный знак (вызывающие неудовольствие). Благодаря этому жизнь является одновременно и трагедией и комедией. Монохроматизм колорита депрессии приводит к тому, что исчезает изменчивость переживаний. Внимание оказывается поглощенным одной темой, как правило, неприятной для больного. И здесь уже не помогает упомянутая выше «философия» депрессии. Больной не в состоянии убедить себя, что эта проблема, как и все остальное в его жизни, не имеет большого значения. Наоборот, мелкие проблемы приобретают огромные размеры.

Это нарушение пропорций аналогично тому, что мы можем наблюдать в темноте. Все становится большим, грозным, а человек чувствует себя маленьким и подавленным громадностью окружающей его темноты, в которой есть нечто от бесконечности. То же самое можно отнести и к феноменам, поднимающимся из глубин бессознательного. Человека поражают гигантские размеры того, что возникает оттуда, и чудовищность собственного образа. Таким образом, темнота нивелирует детали пейзажа, все растворяется во мраке, но одновременно увеличиваются в размерах контуры некоторых предметов. То же самое явление наблюдается и в состоянии депрессии.

Ужас и бесконечность

Если депрессия выходит за границы психоза или когда под влиянием потемнения колорита на поверхности оказывается то, что ранее подавлялось или таилось в глубинах подсознания, тотчас мир больного заполняется удивительными существами, все они опасны и угрожают ему. Химеры ночи могут быть такими ужасными, что страх становится основным симптомом депрессии. Образы, возникающие из мрака депрессивной ночи, обычно связаны с ощущением своей вины, предчувствием катастроф и гибели.

Чувство вины возникает из каких-то старых провинностей, нередко давно уже забытых. Часто это могут быть нарушенные запреты, касающиеся сексуальной сферы, например, мастурбация, прерывание беременности, прелюбодеяние и т. д.

Нарушение табу, совершенное при обычных житейских обстоятельствах, когда человек, раскаявшись в содеянном, в конце концов о нем забывает, во время депрессии превращается в основную проблему, полностью занимающую сознание. Человек оказывается не в состоянии перенести тяжесть своих вымышленных и большей частью преувеличенных грехов. Он полагает, что расплатой за совершенные грехи может стать несомненно ожидающая его в будущем катастрофа. Эта катастрофа может наступить в форме неизлечимой скрытой болезни, которую ни один врач не в состоянии распознать, или в форме материального краха (личного или кого-либо из близких родственников), или в форме изменившегося отношения окружающих, узнавших о совершенных больным прегрешениях, которые единодушно его осудили и назначили ему заслуженную кару (бред преследования).

Ощущение катастрофы может происходить из чувства вины, однако может быть также порождением тьмы, свойственной депрессии. В этом мраке человек сталкивается с бесконечностью смерти. Смерть становится катастрофой мира индивидуальности, но обычно индивидуальный мир является также и общим миром. Правда, каждый знает, что после его смерти жизнь не остановится, но, несмотря на это, в человеке продолжает существовать иррациональная убежденность, что его смерть означает конец всего. Это ощущение возникает из-за того, что внешний мир является для каждого человека в первую очередь миром его переживаний, а значит его собственным миром. Невозможно выйти за пределы собственного мира. Если смерть несет гибель ему, то значит несет её и всему миру.

В состоянии глубокой депрессии больной в своих субъективных переживаниях оказывается намного ближе к смерти, чем в старости или во время тяжелого соматического заболевания.

Приближение к смерти несет с собой опасность искушения бесконечностью. Смерть несет с собой отдых, избавление от зноя жизни, она является бегством от всего того, что угнетает человека. Если мир отталкивает от себя, то смерть становится притягательной. Поэтому во время депрессии процент покушений на самоубийство в сравнение с обычными показателями увеличивается в несколько или даже в несколько десятков раз. Обычно это самые серьезные намерения, нередко заканчивающиеся смертью. Самоубийство в состоянии депрессии является настоящим стремлением к смерти, а не призывом о помощи.

Во время глубоких депрессий покушения на самоубийство обычно происходят реже, поскольку понижение жизненной активности оказывается настолько значительным, что больной оказывается не в состоянии совершить усилие, связанное с принятием решения лишить себя жизни. Нередко случается, что больной осуществляет покушение на свою жизнь тогда, когда курс лечения приносит некоторое улучшение его самочувствия.

Изменение пространственно-временной структуры

<<   [1] ... [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] ...  [105]  >>