Поиск



Счетчики









А. Кемпинский. "Меланхолия"

Невротические нарушения деятельности системы самоконтроля в области морали чаще всего связаны с формированием фальшивого и несоответствующего реальности образа самого себя и окружающего мира. Как правило, это инфантильная идеализация. Социальное окружение должно быть таким же добрым и справедливым, как материнская среда в раннем детстве. Естественно, подобные ожидания не находят подтверждения в действительности и вызывают чувство обиды, порождающее в дальнейшем невроз. Представление о самом себе так же является идеализированным и, вследствие этого, нереальным и недостижимым, что в свою очередь приносит чувство вины. Ощущение морального порядка требует большой эмоциональной зрелости, позволяющей увидеть как самого себя, так и весь окружающий мир в его красочном многообразии, а не только в черном и белом.

Моральный порядок не является чем-то исключительно свойственным человеку. Он существует только в более примитивных формах и в мире животных. У животных (особенно у высших млекопитающих) также существует своего рода кодекс запретов и правил социальной жизни. Нарушение данного кодекса вызывает у животных реакцию в основных чертах аналогичную реакции человека. У животных обнаруживается чувство вины, его настроение ухудшается, а его отношение к «социальному окружению» обычно приобретает форму большей покорности. У домашних животных «социальное окружение» представлено чаще всего самим человеком, и именно он выступает в роли создателя норм поведения. У диких животных подобные нормы формируются в течение столетий общественной жизни. Очевидно, они передаются от поколения к поколению на основе традиций, как и у людей, хотя нельзя исключить возможность их биологического происхождения (на основе генетического плана).

Нам неизвестно, в какой степени является «закодированным» в генетическом плане моральный порядок, которым руководствуется человек. Вероятно, что некоторые основные тенденции, обнаруживающиеся при формировании высших систем самоконтроля, обусловлены генетическими факторами. Данные тенденции имеют положительную корреляцию с ин-троверсией и отрицательную — с экстраверсией. Интроверты более склонны к самоконтролю, чем экстраверты, и менее уверены в своем моральном порядке. Им также в большей степени свойственны сомнения и моральные колебания. Система морального самоконтроля у них более развита, но одновременно и менее стабильна. Вероятнее всего эти черты обусловлены особенностями конституции. Открытым остается вопрос: возникает ли представление о добре и зле исключительно благодаря интернализации общественного мнения, или оно (по крайней мере отчасти) обусловлено генетически? Являются моральные категории исключительно результатом воспитания, или так же существует и некая «естественная» мораль? Воспользовавшись аналогиями из мира животных, следует допустить существование еще одной вероятности: существование наследуемой естественной морали (anima naturaliter Christiana). В истории человечества неоднократно предпринимались попытки воспитания человека вопреки этой гипотетической естественной морали (хотя бы в период гитлеризма), однако все они в конечном счете оказывались неудачными. Получается, что человек не может переступить границы человеческой морали, поскольку обречен на угрызения совести. Часто именно она является причиной невротического упадка настроения или ипохондрического поведения. Ощущение болезни в данном случае становится своеобразным наказанием, нередко вызывающим также различного рода страхи и психотическое видение себя и окружающего мира. Тот факт, что человек сам для себя является более суровым судьей, чем окружение, вероятно, можно объяснить тем, что дополнительно к действию внутренней системы наказаний и поощрений подключается архаическая компонента совести, коренящаяся в области подсознания.

Существование высшей (моральной) системы самоконтроля проявляется в том, что в человеческом сознании его собственная психика как бы образуется из трех компонент: эмоционально-чувственной, рассудочной и моральной — anima vegetativa, intellectualis et spiritualis (moralis) Галена. С древнейших времен до наших дней многие философы принимали подобную концепцию триады человеческой психики. А философским концепциям природы человека предшествовали теологические концепции.

Во многих религиях принимается тройственная природа Бога. В христианской религии споры о тройственной природе нередко доводили до кровопролития, пока Никейский собор (325 г.) не установил авторитарно природу Святой Троицы. В известной степени теология (наука о природе Бога) выполняет роль аналогичную антропологии (науке о природе человека) или теоретической физики в отношении экспериментальной физики. С конца прошлого века не прекращаются среди психоаналитиков яростные споры о тройственности человеческой природы, по счастью не сопровождающиеся кровопролитием.

Ощущение тройственности человеческой природы можно объяснить тем, что человеческий ум склонен воспринимать действительность как совокупность контрастов (тезиса и антитезиса), на основе которых осуществляется выбор промежуточной и наиболее приемлемой структуры (синтез). Троица играет важную роль во многих религиозных и философских системах. Безусловно, мы не знаем, можно ли действительность представить разложением на противоположные процессы, как мы их ощущаем. Но такой ритм утверждения и отрицания можно обнаружить почти во всех известных явлениях: день и ночь, жизнь и смерть, мужественность и женственность, ян и инь, добро и зло, красота и уродство, Бог и дьявол, небо и пекло, -1 и +1, электрон и позитрон, материя и антиматерия, процессы анаболические и катаболические, побуждение и торможение, деполяризация и гиперполяризация, радость и печаль, любовь и ненависть и т. д.

Трудно ответить на вопрос, может ли человек лишенный совести быть счастлив, поскольку подобную ситуацию можно назвать абсолютно условной. Система самоконтроля является составной частью любого живого организма, а совесть является его неотъемлемой компонентой, отвечающей за управление наиболее сложными отношениями человека с окружением. Эффективность системы самоконтроля ослабевает по мере усиления жизненной активности и улучшения настроения, и, наоборот, усиливается по мере их понижения.

См. работу 349

Система самоконтроля и пространственно-временная организация

Проблема обратной корреляции между настроением, жизненной активностью и действием системы самоконтроля может быть рассмотрена в категориях пространства-времени. Деятельность системы самоконтроля осуществляется прежде всего во времени и для нее прошлое и будущее имеют особое значение. План будущей деятельности формируется на основе опыта прошлого. В то же время жизненная активность и деятельность человека направлены прежде всего на преобразование внешнего мира и осуществляются в пространстве. Здесь принимается в расчет в первую очередь настоящее, а прошлое и будущее не играют существенной роли. Человек, благодаря своим несоизмеримо более высоким способностям создания различных функциональных структур в сравнении с животными, не может ограничиться границами настоящего. Время имеет для человека большее значение, чем пространство. Он в значительной мере живет прошлым и будущим, а не настоящим временем. Из-за этого он упускает много благоприятных возможностей, связанных с тем, что может дать сиюминутное существование. Степень гармонии человека с его окружением никогда не бывает такой полной, как это бывает в мире животных. Заметно это хотя бы даже по его движениям: они у человека более «угловатые», резкие, и в них нет естественности, присущей движениям животных, поскольку в каждом человеческом жесте больше прошлого и будущего, чем настоящего. Поэтому они никогда не воспринимаются с такой естественностью в окружающей среде, как движения животных.

Под влиянием некоторых дислептиков, например ЛСД, восприятие течения времени изменяется: настоящее время оказывается более протяженным и, может быть, благодаря этому интенсивность переживаний становится намного сильнее, чем в обычном состоянии, когда человек живет более прошлым и будущим, чем настоящим. То же самое наблюдается во время сильных эмоций, когда человек живет только настоящим, а прошлое и будущее уходят из его сознания. В то же время интенсивность переживаний становится намного выше, чем при обычном эмоциональном состоянии. Остается только задуматься над тем, какое богатство чувств и переживаний оказывается недоступным человеку из-за того, что он вместо того, чтобы жить настоящим мгновением, более живет прошлым и будущим.

<<   [1] ... [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] ...  [105]  >>