Поиск



Счетчики









А. Кемпинский. "Меланхолия"

Случается, что депрессия имеет чисто реактивный характер и только рецидивы, начинающиеся без понятных причин, указывают на ее эндогенный характер.

Неприятности

Анализируя жизненные истории больных, страдающих депрессией, можно обнаружить в них намного больше травматических эпизодов, то есть очевидных реактивных факторов, чем в истории жизни людей, не подверженных этому заболеванию. Можно предположить, что печаль как бы притягивает к себе печальные события. Так оно в действительности и есть, если исходить из субъективной точки зрения. У печального человека внимание сконцентрировано на неприятных событиях своей жизни, не то что у веселого человека. Трудно сказать, что происходит на самом деле, поскольку объективная оценка психологической травмы часто просто невозможна. У каждого человека могут быть свои причины душевной травмы. И даже для одного и того же человека в зависимости от настроения одно и то же событие в одних случаях может быть причиной стресса, а в других — проходит бесследно.

Жизненная активность и настроение во многом зависят от условий среды. Однако по своей сути жизненная активность является настолько важным элементом жизненных процессов, что от нее зависят условия среды. Когда жизненная активность человека велика, то и условия среды становятся более содержательными и разнообразными, благодаря тому, что усиливается экспансия в окружающий мир. При понижении динамики, вследствие уменьшения пространства внешнего мира, происходит одновременная редукция ситуационных условий. Человек начинает избегать контактов с другими людьми, становится более ранимым, его адаптивность ослабевает и вследствие этого он не может выбраться из тени к свету и продолжает пребывать в травматическом состоянии и т. д.

«Обратная сторона»

От жизненной активности зависит велик ли окружающий мир или мал, светел он или темен, наполнен ли радостными событиями или грустными. Наши представления об окружающем мире и о самих себе никогда не являются однозначными. За одним образом скрывается другой, часто совершенно противоположный. С этой юнговской «тенью» связана, между прочим, диалектика человеческой жизни и человеческих переживаний.

Чем сильнее депрессия, тем глубже проникает она в глубинные слои психики, находящиеся за пределами сознания, и благодаря этому диалектика представлений об окружающем мире и о самом себе приобретает особый драматизм. Перед человеком, погруженным в печаль, открывается зло, скрытое в себе, и иллюзорность окружающего мира, которую он раньше не замечал. У него могут обнаружиться отрицательные чувства по отношению к своим близким, совершенно непохожие на его недавнее отношение. Раздражительность, нежелание общаться с людьми, попытки уклониться от контактов с ними — часто являются первыми признаками наступающей депрессии. Обычно по мере углубления депрессии негативные чувства начинают сосредоточиваться вокруг своей особы.

Тематическое содержание депрессивного состояния выявляет насколько форма зависит от колорита. Человек во время депрессии совершенно по-иному видит мир и самого себя, по сравнению с тем, когда у него было хорошее настроение. То, что недавно казалось прекрасным и притягательным, во время депрессии становится отталкивающим, поражает своим безобразием, особенно в этическом плане. Интересно, что во время депрессии в первую очередь обесцениваются этические ценности и только затем материальные и связанные с удовлетворением тщеславия. Этические ценности являются самой деликатной и трудной темой для оценок, и элемент неуверенности, возникающий при одновременном обращении с противоположными представлениями, является наиболее выразительным.

«Другая сторона медали», «тень», бездна в душе человека, обычно скрытая блеском и иллюзорной живостью красок дня — все это открывается во время депрессии. Человек буквально замирает, пораженный тем, что обнаруживает в самом себе и в окружающем мире. Его охватывает страх перед бездонной пучиной, но он уже ничего не может изменить. Все застыло на месте. Оцепенение и неподвижность напоминают состояние атмосферы перед грозой. Слабой аналогией подобных ощущений является тот случай, когда демонстрация фильма вдруг задерживается на одном кадре. Жизнь настолько связана с привычной для нас изменчивостью, что отсутствие изменений всегда воспринимается как нечто шокирующее, равнозначное смерти. Вероятно, такое же значение оно имеет и в мире животных: замирая без движения, они симулируют свою смерть и, тем самым, избегают нападения врагов (Totstellreflex).

Персеверация*

С дефицитом изменчивости связано тематическое постоянство депрессии. Неприятные мысли и навязчивые вопросы угнетают больного, он не может от них оторваться. Такая персеверация переживаний несколько напоминает неврозы навязчивых состояний. Только такие состояния отличаются инородностью навязчивых мыслей, с которыми борется больной. В отличие от этого при депрессии такие мысли становятся ядром его переживаний и воспринимаются больным как несомненная правда, которую он только до сих пор не замечал и которая ему открылась сейчас во время болезни.

Предполагается, что именно подобная деформация пространственно-временных структур во время депрессии становится источником самых сильных страданий больного. Обычно мир постоянно меняется, благодаря чему человека даже в самых неблагоприятных ситуациях не оставляет надежда. Только над входом в ад начертано: «Lasciate ogni speranza» («Оставь надежду, всяк сюда входящий»). Потому что ад является вечностью и в нем ничего не может измениться. Трагизм депрессии связан с замыканием пространства и времени в одной точке, превращающейся вследствие этого замыкания в бесконечность.

Во время депрессии больной никогда не верит в то, что это болезнь, которая может пройти, как проходит все на свете. Настоящее состояние в его понимании распространяется в бесконечность. Больной согласен лечиться, он слышит мнение врача о том, что такое состояние является преходящим, но в глубине души в это не верит. Черные мысли, постоянно преследующие его, и от которых он не может оторваться, толкающие его на отчаянные поступки, неприятны не только потому, что они «черные» (поскольку и здорового человека время от времени подобные мысли посещают), но и вследствие их постоянства, когда они словно гвозди вбиты в мозг и нет способа от них оторваться. Их постоянство является последствием деформации пространственно-временной структуры, свертывающейся в размерах к одной точке, которая становится бесконечностью и вечностью.

Примечания

* Персеверация — стереотипное повторение у человека какого-либо психического образа, действия, высказывания или состояния.

«Провалы» в структуре пространства-времени

Если при шизофрении структура мира переживаний больного оказывается разбитой, и в экспозиции психоза открываются различные фрагменты этого мира, то во время депрессии в данной структуре обнаруживаются провалы. Как лопнувший мыльный пузырь весь мир вдруг превращается в одну каплю. И, скорее всего, это капля смолы, из которой невозможно выбраться. Редукция целого мира к одной черной точке заставляет человека взглянуть на жизнь совсем по-другому. Это именно тот самый взгляд sub specie aeternitatis, та самая «мудрость» печали, о которой уже шла речь раньше.

Больные часто жалуются на то, что «в них что-то сломалось», испытывают стесненность, как будто они оказались в темном подземелье и т. д. Такого рода жалобы указывают на то, что определяется здесь как «провалы в пространственно-временной структуре мира больного». Для физических явлений этого рода «провалы» в пространственно-временной структуре связаны с особенностями концентрации плотности материи.

Аналогично во время депрессии происходит «уплотнение» мира больного. Сгущаются краски его колорита, так что в конце концов он становится черным. Уплотняется тематика переживаний: все как будто сводится к одной неразрешимой проблеме. Тяжелыми становятся мысли и чувства больного. Он жалуется на их тяжесть и на то, что не может от них оторваться. Тяжелым становится принятие решений, их тяжесть оказывается непосильной для больного. Даже в элементарных ситуациях он не может принять решение. Даже движения у него становятся все более тяжелыми, так что он может просто застыть в позе отчаяния.

«Уплотнение»

<<   [1] ... [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] ...  [105]  >>