Рекомендуем

Стоматология ЮАО

Поиск



Счетчики









А. Кемпинский. "Меланхолия"

Возникновение такого уплотнения может иметь как внешнюю, так и внутреннюю причины. Примером «уплотнения» вызванного внешними факторами, является наша современная цивилизация, которая вследствие усложнения социально-экономических отношений значительно затрудняет реализацию личных планов человека и вынуждает его подчиняться потребительским, а не творческим установкам. В своем окружении он чувствует себя так, словно движется в смоле, когда каждое движение встречает сопротивление. Такого рода условия среды вызывают ослабление жизненной экспансии. Быть может, именно отсюда берет свое начало печаль нашей эпохи. Среда, оказывающая сопротивление прогрессу, то есть способностям человека к развитию, самореализации, удовлетворению основных биологических потребностей человека и т. д., является «плотной» средой. Требуются большие усилия для того, чтобы проложить через нее свою дорогу.

«Уплотнение», вызванное внутренними факторами, связано с различного рода конфликтами и деформациями личности, а также с психологическими комплексами, обусловливающими, что мир переживаний, как будто уплотняется в наиболее уязвимых местах эмоционального мира человека. В них оказываются сосредоточенными все переживания. Ничто не доходит до человека и не исходит от него, что могло бы поколебать эту уплотненную структуру мира больного. Из-за своей травмы, комплексов, недостатков характера он теряет свободу движения, становится тяжел на подъем, жизнь приносит ему одни страдания, его картина мира оказывается искаженной, поскольку все преломляется в этом «уплотненном» месте его психики.

В повседневном языке нередко употребляется термин «тяжесть жизни». Очевидно, что жизнь складывается из многочисленных трудов, забот, борьбы и неудач, которые в сумме дают ощущение ее «тяжести». Однако обычно человека более всего отягащают не объективные трудности жизни, без которых она становится бесплодной и пустой, а все то, что вызывает концентрацию негативных эмоций, которые приводят к возникновению аномалий плотности в его мире. Психиатрия не может изменить объективные условия существования больного, но может уменьшить субъективную тяжесть его жизни, снять напряженность отрицательных эмоциональных установок. Больной после разговора с психиатром должен чувствовать себя «легче». Если он в действительности испытывает такое ощущение, то это свидетельствует о том, что беседа с ним была построена правильно и принесла ожидаемый лечебный эффект.

За исключением случаев повышенного настроения психиатр практически у всех своих пациентов обнаруживает ощущение тяжести, которое старается тем или иным способом уменьшить. Поскольку это чувство, как это мы старались выше показать, является характерным для депрессии, то следовало бы допустить, что оно является чем-то общим в практике психиатрии. Вопрос может быть поставлен еще шире: возможна ли вообще жизнь без ощущения этой тяжести. Присматриваясь к внешнему виду наших пациентов мы видим, как удручает их жизнь, и как легко они могли бы избавиться от угнетающей их тяжести, если бы они только иначе взглянули на себя и на окружающий их мир. Но тем не менее пусть иногда и кажется, что легко человека избавить от тяжести его жизни, но в конце концов оказывается, что это очень трудно, а скорей всего вообще невозможно.

Может ли в принципе человек чувствовать себя легко, свободно, быть ничем не связанным, может ли он без помех развивать заложенные в нем способности? Именно свобода движения в самом широком смысле этого слова, то есть максимальная возможность реализации потенциальных функциональных структур, дает человеку ощущение свободы. Мы чувствуем себя легко, если можем делать то, что хочется, когда нас ничто не ограничивает ни изнутри, ни извне. Каждому доводилось пережить такое состояние, но обычно оно продолжается недолго. Тяжесть жизни возвращает человека на землю, хотя это «возвращение» и не означает полного возврата к реалиям жизни, а часто наоборот — означает поворот к мнимым заботам, хроническим травмам, отрицательным чувствам и т. д.

Трудно определить, какой на самом деле является жизнь — легкой или тяжелой. В жизни все постоянно меняется, в ней нет ни одного мгновения, похожего на другое. Изменчивость и преходящий характер разнообразных форм жизни (имеются в виду как морфологические, так и функциональные формы) придает ей легкость. Есть в ней что-то от театра с его непрерывно меняющимися декорациями. Нет в ней ничего постоянного, тяжелого, неизменного, монументального. В субъективном ощущении тяжести изменчивость также играет важную роль. Мы чувствуем себя намного легче, если имеем свободу движения или можем легко менять виды своей деятельности. И мы чувствуем себя тяжело, если наша свобода движения ограничена, когда движения требуют слишком больших усилий или мы вынуждены заниматься одной и той же работой.

То же самое следует отнести и к функциональным структурам сознания. Голова тяжелеет, если мы не можем оторваться от одной мысли, и становится легкой, если без усилий можем перейти от одной мысли к другой, а в сознании уже рождаются новые. Легкость в субъективном восприятии является синонимом изменчивости, а тяжесть — застоя.

Жизнь требует определенной последовательности в осуществлении целей. Полная свобода перехода от одной функциональной структуры к другой означала бы в конце концов полный хаос. Для того чтобы сделать выбор необходимо принять одни структуры и отбросить другие, способствующие достижению намеченной цели. Необходимость следования выбранной структуре уменьшает легкость жизни, как будто заставляя опуститься на землю.

Классическим примером «легкой» формы жизни является игра. В ней отбрасываются важные цели, а переход от одних функциональных структур (переход от одной формы деятельности к другой) становится сущностью игры. Чем легче игра, тем выше степень ее изменчивости. Период игр является характерным для детства и молодости не только человека, но и животных. Пока материнская среда укрывает юное существо от серьезности жизни, оно может свободно развлекаться.

Изменчивость функциональных структур обеспечивает функциональное развитие организма, необходимое для дальнейшей жизни. Со временем будет необходимо отказаться от ненужных для жизни структур и ограничиться только имеющими значение для существования индивидуума или существования вида. Изменчивость уменьшается, а жизнь становится все серьезней и из нее исчезает элемент игры. Это нельзя назвать общим правилом, так как в старости, когда увеличивается «дистанция» в отношении к «важным» вопросам нашей жизни, неоднократно вновь принимается установка «авось», столь характерная для игры с ее несерьезным отношением к делу. С другой стороны, ребенок или молодой человек часто очень многое воспринимает с излишней серьезностью, что не раз бывает причиной стрессов и депрессий. Тем не менее, общая склонность к изменчивости, характерная для детства и молодости, приводит к тому, что эти стрессы быстро проходят.

Бунт и покорность

Тяжесть и темнота являются главными чертами мира депрессии. По существу только две установки могут быть приняты в этом мире: покорность и бунт. В первом случае человек подчиняется своей судьбе, погружается в темноту печали и терпеливо несет бремя жизни. Если депрессия затягивается и не является очень тяжелой, то он даже привыкает к едва теплящейся жизни в темноте и боится показаться при свете дня. При установке покорности преобладает апатия, нежелание чем-либо заниматься, возникают проблемы принятия решения, наблюдается общая заторможенность.

Психологическая установка "бунта" показывает, что человек не может смириться с темнотой и тяжестью жизни, овладевшими его чувствами. Такой мир его ужасает. Это происходит преимущественно тогда, когда к темноте депрессии (ритму смены времен года) присоединяется мрак души (ритм смены дня и ночи). Тогда освобождение содержания подсознания усиливает ужас, охватывающий больного. Темнота в этой ситуации воспринимается больным как грозная тайна. В переживаниях больного на первый план выступает страх. Он боится окружающего его мира и находящегося в нем самом. Темнота этого мира кажется угрожающей. Он старается выбраться отсюда, но его пространство и время замкнуты и нет выхода из подземелья, в котором он оказался.

<<   [1] ... [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] ...  [105]  >>