Поиск



Счетчики









А. Кемпинский. "Меланхолия"

Темнота депрессии изменяет структуру мира переживаний больного. Здесь можно опять воспользоваться аналогиями суточного ритма смены дня и ночи. Структурная организация времени и пространства ночи совершенно иная, чем дня. При ясном свете дня размерность пространства и времени близко соотносится с очевидными для всех событиями. В качестве меры пространства и времени принимаются интервалы пространства и времени, отделяющие события друг от друга. Каждый человек обладает индивидуальным событийным полем, представляющим для него актуальный интерес, и потому индивидуальное время и пространство у каждого человека имеет свои особенности. Тем не менее существует «пространство-время» общее для всех людей, в котором отдельные его интервалы измеряются общими для всех событиями. Такая структура принимается как некий универсум, с которым необходимо согласовать индивидуальные пространственно-временные структуры.

В темноте ночи пространственно-временная структура как будто оказывается размытой. В темноте становятся неразличимыми общие для всех людей события, являющиеся универсальной мерой времени и пространства. На первый план выходят события личной жизни и то только те из них, которые в наименьшей степени имеют отношение к общим событиям, а потому отличающиеся особой индивидуальностью. Ночь — это время не только боли, агонии и терпения, но также время любви, экстаза и озарения. То, что принадлежало глубинам внутреннего мира, ночью оказывается на поверхности. Обычно все это происходит во время сна, когда переживания, которые в течение дня не дошли еще до сознания (как свежие, так и давние; те, что оказались реализованными или являющиеся потенциальными структурами, обращенными в будущее) сплетаются друг с другом, создавая удивительные образы сновидений. Пространственно-временная организация дня в этом мире необязательна. Мы не в состоянии даже воспроизвести эти образы, поскольку в каждом новом сне события подчиняются другой пространственно-временной логике. Во время ночного бодрствования у человека, правда, сохраняется универсальная пространственно-временная структура дня, поскольку она является типичной для состояния бодрствования, но под влиянием темноты она подвергается существенным изменениям. Время бессонной ночи обычно замедляется. Мерой времени является количество событий, приходящихся на определенный его отрезок. Если их много — время замедляется. Когда, например, в течение дня происходит много различных событий, то нам кажется, что день тянулся очень долго, а когда таких событий происходит мало, то день проходит быстро. Таким образом оценивается течение времени. В то же время настоящее оценивается темпом происходящих изменений. Если обстановка быстро изменяется, то время летит быстро, а если медленно или невозможно дождаться каких-либо изменений, то время тянется долго.

Следовательно видно, что переживание времени в настоящем и переживание времени в прошлом оказываются в отношении друг к другу обратно пропорциональными. День бедный событиями кажется более продолжительным, но по прошествии времени представляется уже коротким, поскольку ничего не произошло. И наоборот, день, насыщенный событиями, быстро проходит, но в конце его мы испытываем ощущение, что прошла целая неделя или даже месяц. Мерой прошедшего времени становится количество новых информационных записей в памяти (количество пережитых событий), а мерой настоящего времени, данного нам в актуальных переживаниях, становится продолжительность ожидания новых событий. Чем это ожидание дольше, тем медленнее тянется время, и наоборот, чем меньше ожидание — тем быстрее течение времени.

Восприятие времени зависит также от эмоциональных установок. Если в течение данного отрезка времени мы чувствуем себя хорошо, то время проходит незаметно для нас, а когда плохо — тянется дольше. В период депрессии время замедляется, на что оказывают влияние как эмоциональные установки его восприятия, так и дефицит динамичности. Время депрессии является плохим временем, от которого хотелось бы убежать, но, к сожалению, некуда. Больной оказывается в замкнутом для него временном пространстве, угнетенный прошлым и настоящим и без перспектив в будущем. В таком времени мало что происходит. Переживания монотонно вращаются вокруг одних и тех же сюжетов: безнадежности, чувства вины, страха перед надвигающейся катастрофой и т. д.

Поэтому день во время депрессии тянется долго, а еще дольше тянутся бессонные ночи. Когда депрессия проходит (хотя бы она и продолжалась долго), у больного остается ощущение, что минула ночь, оставившая многочисленные следы в памяти, поэтому этот период в переживаниях воспринимается как непродолжительный. Время в состоянии депрессии отмечено знаком бесконечности: больному кажется, что наступившая темнота становится вечной. Он теряет ощущение изменчивости, характерное для нормальной жизни при свете дня.

Обычно человек радуется тому, что завтра все будет по-другому. В ощущении изменчивости всегда теплится надежда на лучшее. Это ощущение защищает человека от чувства безнадежности даже в тех ситуациях, которые, объективно оценивая, можно назвать безнадежными. Над миром депрессии можно поместить слова, начертанные Данте над вратами Ада: «Оставь надежду, всяк сюда входящий». У больного в депрессии нет будущего, в нем царит вечность мрака настоящего и такого же мрака темного будущего.

Изменчивость, характерная для любых жизненных процессов, наделяет человека перспективой будущего. Если вследствие ослабления жизненной активности степень изменчивости понижается, тотчас время задерживается на месте, и будущее перестает существовать, ибо будущее предполагает возможность изменения настоящей ситуации. Прошлое не может исчезнуть, поскольку оно уже закреплено в информационных записях памяти, но темный колорит депрессии вызывает в сознании только темные записи. Прошлое сливается с настоящим в общей для них темноте. Настоящее в состоянии депрессии становится вечностью — здесь было, есть и будет темно. Все останется неизменным и необходимо оставить свои надежды. Если во время депрессии нередко мелкие проблемы для больного становятся колоссальными, то это в значительной степени связано с рассмотренными изменениями структуры индивидуального времени. Если точка превращается в бесконечность, то есть настоящее принимает знак вечности, тотчас самая незначительная вещь, находящаяся в этой точке, также становится отмеченной этим знаком.

Аналогично изменениям размерности времени в состоянии депрессии происходят изменения размерности пространства. Впрочем, между этими изменениями существует вполне очевидная взаимосвязь. Если ослабление жизненной активности замедляет изменчивость жизни и в случае глубокой депрессии приводит к настоящему застою, для которого временная точка превращается в вечность, то аналогичные изменения происходят и с пространством: человек чувствует себя как в темнице, которой для него становится вечность, поскольку оттуда нет для него выхода. Это явление также связано с темнотой депрессии. Как уже говорилось, в темноте стираются контуры окружающего мира, горизонт приближается к самому человеку и — одновременно — уходит в вечность. Поэтому ночь является порой торжества предельных состояний — экстаза любви и агонии смерти.

Мера пространства устанавливается в процессе человеческой деятельности. Ощущение протяженности пространства возникает благодаря экспансии человека в окружающий мир. Чем стремительней экспансия, тем больше пространство, принадлежащее человеку, поэтому оно находится в непосредственной зависимости от его жизненной активности. Поза печального человека — это съежившаяся, уменьшившаяся в размерах фигура, вокруг которой как бы съеживается окружающий мир.

И наоборот, веселый человек как будто сам подрастает, и вместе с ним увеличивается в размерах окружающий мир. Здесь опять можно обнаружить общие свойства с особенностями восприятия времени. Пространство также находится в зависимости от событий и их изменчивости, происходящих на данном отрезке времени, а значит — от характера человеческой деятельности. Размерность пространства связана только с активной деятельностью человека, а размерность времени имеет отношение, как к активному, так и к пассивному состоянию. В последнем случае принимается во внимание изменчивость внешних условий, в то время как для восприятия размерности пространства обязательным является наличие экспансии в окружающий мир и движение.

<<   [1] ... [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] ...  [105]  >>