Поиск



Счетчики









А. Кемпинский. "Меланхолия"

Из экспериментов над животными, а также из психологии человека известно, что ограничение до минимума воздействия внешних раздражителей на организм на ранних этапах развития фатальным образом сказывается на его последующем развитии. У животных, которые с рождения воспитывались в изоляции, уже в раннем возрасте обнаруживаются различного рода нарушения поведения, а в более позднем возрасте обнаруживается, что у них оказались ^сформированными основные биологические функции. Более того, развитие морфологических структур нервной системы зависит от потока раздражителей или от интенсивности информационного метаболизма. У животных, выросших в изоляции {sensory deprivation) обнаруживаются задержки в развитии коры головного мозга. Классическими в этом смысле являются опыты на крысах, выполненные Кречем (D. Krech). Одна группа подопытных крыс воспитывалась в изоляции от внешних раздражителей, а другая в нормальных условиях. Крысы, выросшие в изоляции, обладали более низким интеллектом, толщина коры головного мозга у них была меньше, чем у крыс, выросших в обычных условиях, у них были также менее развиты связи между нейтронами через дендриты и понижена активность мозговых энзимов (ацетилхолинэстеразы и холинэстеразы). Поэтому можно допустить, что развитие морфологических структур нервной системы находится в очевидной зависимости от уровня информационного метаболизма. Действие этого же закона распространяется на зависимость морфологических структур организма от энергетического метаболизма. На них также оказывает влияние информационный метаболизм (например, рука пианиста не похожа на руку грузчика), но не в такой степени, как на морфологические структуры центральной нервной системы. Таким образом, можно повторить вслед за Аем (Н. Еу), что мозг является уникальным органом, который развивается сам по себе.

Стараясь сохранить целостность взгляда на человеческий организм, то есть, не пытаясь отделить морфологические структуры от энергетических (а также от информационных), мы можем в полной мере оценить роль информационно-энергетического обмена для развития организма. А такой обмен связан с необходимостью изменчивости и развития (постоянного роста отрицательной энтропии). Этот обмен, а вместе с ним изменчивость и рост отрицательной энтропии, осуществляются в значительной степени автономно, то есть без ощутимого усилия со стороны живого существа. Но иногда это усилие необходимо для преодоления инерции, страха или для принятия решения, выбора функциональных структур, наиболее отвечающих соответствующей ситуации, для мобилизации воли и сознания, необходимых для упорядочения мыслей и хаотических чувств и т. д. В критических ситуациях, например, в случае опасности для жизни или в решающие для нее моменты случается, что функции, обычно осуществляемые автоматически, без осознанного усилия, требуют максимального напряжения воли. Преодоление внутреннего сопротивления и сопротивления окружающей среды ощущается нами как «вкус жизни».

См. работы: 58, 130, 225, 409.

Усилие автономное (бессознательное) и волевое (сознательное)

Тот факт, что положительным эмоциям обычно сопутствует рост отрицательной энтропии и увеличение показателя изменчивости, можно объяснить как своеобразную награду за совершаемые жизненные усилия. С другой стороны, из повседневного опыта известно, что не всегда сознательное усилие сопровождается улучшением настроения и усилением положительных эмоций. Люди, которые насильно стараются быть добрыми и довольными жизнью, представляют собой довольно жалкое зрелище. Хорошо известно, что нельзя быть «насильно» счастливыми или кого-нибудь насильно полюбить: чувства и настроения не зависят от нас.

Для того чтобы выявить природу этого противоречия, следует признать двойственность жизненной активности и, соответственно, отрицательной энтропии и характеристик изменчивости. Одна их часть принадлежит сознанию, а вторая — подсознанию и является автономной. Можно осознанно, усилием воли увеличить свою жизненную активность, например, усилить темпы энергетического метаболизма, совершая физическое усилие. А информационный метаболизм может быть усилен установлением более живых отношений с окружением (например, можно пойти в компанию, прочитать книгу, сходить в кино или в театр). Можно увеличить отрицательную энтропию, стараясь навести порядок в своих переживаниях. Обычно это лучше получается с мыслями, чем с чувствами. Степень сознательного контроля над мыслями значительно выше, чем над чувствами.

Осознанное увеличение отрицательной энтропии возможно только применительно к информационному метаболизму. Порядок в данном случае устанавливается автономно. Тем не менее можно повлиять на темп энергетического метаболизма и, соответственно, на его изменчивость. Таким образом, возможности нашего сознательного управления порядком и изменчивостью как энергетического, так и информационного метаболизма, являются довольно ограниченными. То, что для нашей жизни представляется наиболее важным — поддержание собственного порядка организма, то, что связано с необходимостью поддержания постоянного информационно-энергетического обмена с окружающей средой и определенной степени ее изменчивости, происходит в значительной мере за пределами нашего сознания (автономно). Осознанно воспринимаются только некоторые грани нашей жизни, может быть ее самые молодые и потому наиболее сложные формы (например, человек может оказывать определенное влияние на отрицательную энтропию информационного метаболизма и не имеет никакого влияния на порядок энергетического метаболизма).

Жизнь является саморегулирующимся процессом, невозможно ее насильно упорядочить, ускорить или замедлить темп изменений. Тем не менее сознание, а особенно осознанный волевой акт имеют определенное значение. Принимая гипотезу, что жизнь всегда связана с переживаниями или с пониманием, в котором хотя бы в зачаточной форме присутствует волевой акт, (поскольку волевой акт является субъективным выражением одного из важнейших жизненных процессов, а именно — принятия решения), следует также признать, что сознательное жизненное усилие необходимо для его осуществления, особенно в новых и сложных ситуациях, не подвергшихся автоматизации.

Принимая во внимание, что отрицательные и положительные чувства являются своеобразной системой наград и наказаний за жизненную активность, можно было бы выделить в этой системе один уровень, связанный с законом самосохранения, и второй — связанный с законом сохранения вида. В данной системе в свою очередь можно выделить один уровень, связанный с энергетическим метаболизмом, и второй — связанный с информационным метаболизмом. Первому свойственен больший драматизм: в нем безраздельно господствует «право сильного» (будь победителем или окажешься побежденным). Окружающий мир в этой ситуации является инстанцией одновременно дарящей и отнимающей жизнь. Чувства осциллируют в диапазоне между двумя полюсами: от ощущения блаженства, связанного с удовлетворением основных биологических потребностей (относящихся к первому биологическому закону), до ощущения страха и боли, когда эти потребности не удовлетворены и возникает угроза победы порядка, существующего в окружающей среде, над собственным порядком организма. При этом страх является сигналом общей опасности, а боль — непосредственной опасности, когда организм уже частично поражен. Сами процессы развития и изменения, происходящие с ним, осуществляются автоматически, без усилия сознания, поскольку усилие оказывается сконцентрированным на границе пересечения внутреннего и внешнего миров. Там напряженность борьбы между внутренним и внешним порядком оказывается наибольшей, и там же «находится» система наград и наказаний.

Нейрофизиологический (математический) образ мира

На уровне информационного метаболизма ситуация меняется. В данном случае победа порядка окружающей среды не угрожает уничтожением, поскольку атаки окружающей среды осуществляются только в сигнальной форме, символически представляющей то, что происходит снаружи. Но энергетические характеристики сигналов достаточно слабые для того чтобы угрожать организму. В данном случае порядок, существующий во внешней среде, не подвергается деформации на входе в организм, как в случае энергетического метаболизма, но он может вторгнуться во внутренний мир человека очевидно в символической форме, поскольку все, что происходит снаружи на пересечении внешнего и внутреннего миров, то есть в рецепторном слое, преобразуется в нервные импульсы.

<<   [1] ... [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] ...  [105]  >>